Наука и технологии
3 ноября 2010, 00:01

Взлеты и падения IT индустрии с 27 октября по 2 ноября

Что нового в IT индустрии? Ларри Эллисон продолжает обвинять Лео Апотекера * Очень специфическая покупка Microsoft * Правила ведения патентных войн * И многое другое...

На неделе взлетевшие было до того акции Seagate рухнули обратно, на 12 процентов за день — причиной стали слухи о том, что переговоры с консорциумом инвесторов, желавших выкупить компанию, зашли в тупик, и предполагаемая приватизация Seagate не состоится. На самом деле, если быть точным, в тупик зашел лишь один из инвесторов (пусть и ключевой) — фонд KKR & Co, тогда как другие участники консорциума, TPG и Bain, продолжают быть полны энтузиазма и, по другим слухам, уже подыскали нового партнера, вместо KKR,  для совершения этой сделки.

Однако самым хитовым зрелищем в мире IT-энтерпрайза на данный момент по-прежнему остается сага о взаимоотношениях треугольника Oracle-SAP-HP. На этой неделе, 1 ноября, начались слушания по делу о краже интеллектуальной собственности Oracle дочкой SAP, в бытность Лео Апотекера, нынешнего главы HP, одним из руководителей SAP. Соответственно, компании всю минувшую неделю занимались активной артподготовкой.  Начала, к слову, SAP, попросившая суд запретить адвокатам сторон общаться по этому делу с кем-либо вне зала суда. Поводом, очевидно, послужила пресловутая заметка в New York Times пару недель назад, обвинявшая Апотекера во всех смертных грехах и критиковавшая HP за их выбор, и инспирированная, как позже выяснилось, Oracle.

SAP, уже признавший вину, и сейчас лишь пытающийся снизить размер выплат (Oracle хочет  два миллиарда долларов, а SAP считает, что полутора сотен миллионов с них вполне хватит), ухватился за этот повод: мол, подобные действия могут расцениваться как оказание давления на суд, и попросил запрета на подобные вещи. Ответил, как обычно, сам Ларри Эллисон, и, в очередной раз, нельзя не удержаться, и не процитировать его заявление, распространенное пресс-службой Oracle. Целиком:

1

Источник изображения

“Несколько недель назад, я обвинил нового CEO HP, Лео Апотекера, в курировании схемы промышленного шпионажа, основанной на повторяющихся кражах больших объемов софта Oracle. Основная часть этих краж пришлась на тот момент, когда г-н Апотекер был CEO SAP. Глава совета директоров HP, Рэй Лейн, немедленно выступил в защиту г-на Апотекера, написав письмо, утверждающее, что «Oracle участвовал в этом иске годы, и ни разу не представил никаких доказательств того, что г-н Апотекер как-то с ним связан». Собственно, это как раз то, что мы планируем сделать на слушаниях, начинающихся в следующий понедельник.

Пока г-н Лейн и остальные члены совета директоров HP решили держать их нового CEO за тридевять земель от штаб-квартиры HP до тех пор, пока слушания не закончатся. Если HP будет держать Лео Апотекера подальше от штаб-квартиры HP, то мы не сможем вызвать его для дачи показаний в суде.

Я не думаю, что Рэй Лейн хочет рискнуть, позволив Лео Апотекеру дать показания под присягой на тему того, почему он позволил совершаться воровству собственности Oracle на протяжении 8 месяцев после того, как он стал единоличным CEO SAP. Я надеюсь, что я ошибаюсь, но мне кажется, что новый глава совета директоров HP, г-н Лейн, будет держать нового CEO HP, г-на Апотекера за тридевять земель от зала суда до момента, пока слушания не окончатся».

Комментарии, безусловно, излишни, кроме того, что суд Сан-Хосе не может вызвать на заседание Апотекера, если тот находится вне пределов его юрисдикции. В Европе («за тридевять земель»), например, как сейчас. А вот реакция HP: «Учитывая ограниченные знания Лео об этом вопросе и его роль в нем, последняя попытка Oracle вынудить его появиться в зале суда является не более чем попыткой побеспокоить его и отвлечь его от выполнения им обязанностей CEO HP”. Ларри, как водится, не смог пройти мимо:

«Глава совета директоров HP Рэй Лейн занял позицию, что Лео Апотекер ни в чем ни виноват, потому что ничего не знал о воровстве, совершаемом SAP, когда он был ее CEO. Самые базовые факты, представленные на слушаниях, доказывают, что это — абсурдная ложь. Oracle подала в суд, обвиняя SAP в воровстве в марте 2007. Лео стал CEO SAP в апреле 2008. Лео все знал о воровстве. На деле, Лео остановил воровство, лишь пробыв на посту CEO 7 месяцев. Почему так долго? Мы бы хотели знать. Рэй Лейн и прочие директора HP не хотят, чтобы кто-то знал. Это — новый Путь HP, с Рэем в верхах, и Лео в бегах. Настало время сменить девиз HP с ‘Invent’ на ‘Steal’.»

2

Источник изображения

В общем, как в том мультфильме: «Леопольд , выходи, подлый трус!». Однако, Ларри, в запале, перебирает. Апотекер стал единоличным CEO SAP лишь 1 июня 2009 года. А TomorrowNow была ликвидирована в 2008 году. С другой стороны, когда в 2006 году SAP выпускала пресс-релиз о том, как здорово TomorrowNow переманивает клиентов у Oracle, единственным топ-менеджером SAP, который был процитирован в пресс-релизе, был именно Апотекер. С третьей, ну хорошо, Эллисон слегка ошибся, написав «Лео стал CEO SAP в апреле 2008», вместо «Лео стал ко-CEO SAP в апреле 2008». Но ведь сути дела это не меняет.

А вообще, как справедливо указал адвокат SAP: «Вопрос не в том, должен ли г-н Апотекер выступить на слушаниях, или в том, имеет ли Oracle какие-то основания жаловаться на решения HP по поводу их CEO. Вопрос в том, что Oracle явно намерена использовать недели слушаний для нападок на конкурентов, вне зависимости от того, являются они стороной процесса, или нет». Слушания должны закончиться в начале декабря, так что в ближайший месяц нас ждет много интересного.

3

Источник изображения

Если же от слов, которых тут прозвучало уже очень много, переходить к фактам и цифрам, то SAP на минувшей неделе подвела предварительные итоги третьего квартала. Или же они подвели SAP?.. В общем, компания отчиталась о продажах в 3 миллиарда евро (+13% по сравнению с прошлым годом), прибыль выросла на 12% - до 501 миллиона евро. Но это процентов на десять –двадцать меньше, чем ожидали аналитики. Плюс, учтем, что во все эти цифры включен эффект от деятельность Sybase, купленной в июле. Неудивительно, что на объявление результатов рынок отреагировал умеренным падением курса акций компании.

А вот Microsoft, напротив, все прогнозы аналитиков успешно побила, представив свои квартальные данные. Продажи выросли по сравнению с прошлым годом на 25% (до 16.2 миллиардов долларов), прибыль — аж на 51% (до 5.4 миллиардов). Основную долю благодарностей компания направляет «здоровому и уверенному циклу обновления PC», приведшему к тому, что объем продаж «Windows and Windows Live division» достиг 4.79 миллиарда долларов, почти вдвое превысив прошлогодний показатель этого подразделения. Продажи Office практически стагнируют, что и неудивительно (предыдущие версии были вполне неплохи, да и переход в облако уже начинается), а вот аппаратное подразделение слегка порадовало: продажи Xbox и Windows Phone (надо полагать — преимущественно первого) поднялись на 27 процентов, до 1.8 миллиарда долларов. Хуже всех, традиционно, отработал «онлайн» (Bing, и все такое прочее, типа MSN) — убыток в 560 миллионов долларов, против 477 миллионов год назад.

Еще одна вещь, в связи с которой хотелось бы упомянуть Microsoft — это, конечно, покупка ими небольшого производителя чипов, компании Canesta. Очень специфического производителя очень специфических чипов. Canesta, в которую инвестировали такие компании, как Honda и Quanta Computer, занимается технологией распознавания жестов. Причем, реализует эту технологию на аппаратном уровне — связка их чипов с цифровыми видеокамерами позволяет устройствам ориентироваться в окружающем мире, оценивая его «глубину», расположение предметов относительно друг друга. Правильно, конечно — сразу вспоминается Microsoft Kineсt.

4

Источник изображения

Интересно отметить, что Kinect построен на технологии от компании PrimeSense, конкурента Canesta. Еще один момент, который нужно упомянуть — это то, что Microsoft чуть ранее уже приобрела компанию со схожей технологией — 3DV Systems (и не стала, кажется, использовать ее наработки), и то, что Canesta имеет 44 подтвержденных патента, касающихся этой области. Традиционно, Microsoft полагалась в вопросе чипов на своих партнеров, вроде Intel и NVIDIA, но тут, похоже, компания хочет не дать своим конкурентам закрепиться на рынке технологий, распознающих жесты — как скупая компании, которых могли бы купить другие, так и агрессивно наращивая свой патентный портфель.

А что делать? Патентные войны — неотъемлемая часть ведения IT-бизнеса. Вот, на минувшей неделе, Apple подала очередной иск к Motorola, обвиняя ее в том, что ее смартфоны на базе Android нарушают интеллектуальную собственность Apple в части, касающейся iPhone. Кстати, предыдущий ход в этой войне был сделан Motorola, которая 8 октября подала в суд на Apple, прося суд признать, что она не нарушает 12 патентов Apple в области мобильной связи, а сами патенты вообще должны быть признаны недействительными. Больше всего, такие патентные разборки обычно напоминают шахматные партии — с разменами фигур, отвлекающими ходами, и так далее. Но есть одно эмпирическое правило: компании, чьи прибыли сокращаются, имеют тенденцию подавать больше исков в части, касающейся интеллектуальной собственности, чем те, чьи прибыли растут.

Тем временем, Google на минувшей неделе отчитался о том, что количество приложений в Android Market достигло заветной планки в сто тысяч штук. Это, конечно, пока лишь треть того, что имеет Apple в iTunes App Store, но, тем не менее, этого достаточно, чтобы Android стал второй по величине по этому показателю платформой на мобильном рынке. Опять же, динамика, скорее, в пользу Android.

Ту же Motorola это явно должно радовать, поскольку ее отличный третий квартал, во многом, стал таким именно благодаря этой операционной системе, и, конечно, смартфонам на ее основе. Продажи компании выросли на 6% по сравнению с прошлым годом — до 5.8 миллиардов долларов, но прибыль, при этом, выросла с прошлогодних 12 до нынешних 109 миллионов долларов за квартал. Приятный контраст со все еще свежими воспоминаниями о квартальных убытках в сотни миллионов долларов. Собственно, все вопросы и по тем убыткам, и по нынешним прибылям — к подразделению, занимающемуся мобильными телефонами. Его нынешняя прибыль в 3 миллиона долларов — это первый выход в плюс за последние три года. Подразделение, чьи общие продажи устройств в штуках непрерывно падают, но количество продаваемых смартфонов непрерывно растет (до свидания, дешевые трубки, здравствуй, маржа), вполне готово к выделению в самостоятельную компанию.