Наука и технологии
13 января 2011, 00:01

Итоги года. Взлеты и падения IT индустрии

Каждую неделю мы рассказывали о главных событиях в индустрии. Сегодня мы подводим итоги. Какие ключевые события происходили в 2010 году? Чем примечательны сделки и поглощения в области IT? Какие мотивы двигали теми, кто принимал судьбоносные решения? И многое другое…

Минувший год получился весьма насыщенным, и, в то же время, каким-то весьма логичным. В том смысле, что большая часть событий, случившихся в мире IT-корпораций, когда оглядываешься назад, выглядит абсолютно уместной. Да, мол, действительно, все к тому и шло, ничего удивительного. Исключениями стали разве что три-четыре истории, где в действие мощно вмешался личный фактор руководителей компаний. Но о них мы вспомним чуть дальше, а начать, наверное, стоит с наиболее запомнившихся событий в области слияний и поглощений.

Самая крупная сделка минувшего года, причем как раз из тех, что вполне укладываются в логику долгосрочных тенденций — приобретение Intel одного из крупных игроков на рынке IT-безопасности, компании McAfee. Сумма сделки в 7.68 миллиарда долларов сразу же вывела ее на вершину списка не только покупок, сделанных самим Intel за всю его историю, но и приобретений в области кибер-безопасности в принципе. Все нормально, все логично: с тех пор, как Intel сделал V-Pro, начав сращивать аппаратную безопасность с программной, чего-то в этой области вполне можно было ожидать. Тем не менее, на то, чтобы подобная сделка (с полуторной переплатой) начала приносить свои плоды, потребуются годы. Пока, по крайней мере, никаких заметных инициатив в области безопасности от Intel не последовало.

На другом ценовом полюсе находится покупка гиганта, который лет двадцать назад котировался в области сетевых технологий на том же уровне, что и Intel — в области процессоров. Увы, не ко всем время относится благосклонно, и в минувшем году компания Novell стала жертвой поглощения. И если весной она отвергла предложение о ее покупке за 2 миллиарда долларов, сделанное инвестфондом Elliot Associaties, как неадекватно низкое, то к концу года 2.2 миллиарда, предложенные компанией Attachmate (а де-факто — консорциумом других инвестфондов), показались ей вполне приемлемой суммой. При этом принадлежащие Novell восемьсот с лишним патентов, в основном касающихся Linux, тут же были перепроданы компании, контролируемой Microsoft, за 450 миллионов долларов.

1

Источник изображения

А вот у другого IT-гиганта роман с инвестфондами в этом году так и не сложился. Хотя дело и дошло до стадии подтверждаемых официально переговоров о выкупе Seagate в собственность по цене в районе 7.5 миллиардов долларов, но затем компания приняла решение от сделки отказаться. Мол, с учетом сильных финансовых рынков, улучшающейся деловой среды, и прочих подобных обстоятельств, было принято решение, что сами справимся со всеми сложностями. Опять же — вполне логично и правильно.

Вообще, если искать логику, то ее при желании можно найти везде. Даже в битве между Dell и HP за компанию 3PAR. Начавшаяся с предложения Dell в 1.15 миллиарда долларов, после нескольких недель ожесточенной борьбы она закончилась на предложении НР в 2.4 миллиарда, в два с лишним раза превысив стартовую отметку. Тоже, в общем-то, все понятно. И актив стратегический, и выбор невелик (тот же Патрик Гельсингер ранее уже сказал, что рынок компаний, занимающихся системами хранения данных сегодня — это рынок продавца, а не покупателя), и руководству НР, оставшемуся на тот момент без СЕО, надо было продемонстрировать свои силы, амбиции, и все такое прочее.

Хуже, когда СЕО есть, а сил и амбиций нету. Возьмем, к примеру, Nokia, и сравним ее начало и конец ушедшего года. Понятно, что не совсем корректно (или даже совсем не корректно) сравнивать разные кварталы одного года — сезонность и прочие подобные вещи еще никто не отменял. Но, тем не менее. Начало года: 12 миллиардов евро продаж (-5% по сравнению с тем же периодом 2009), прибыль 948 миллионов евро (+65%), доля на рынке мобильных телефонов — 39% (+2%). Конец года: продажи 10 миллиардов евро (+1%), прибыль 227 миллионов (-40%), рыночная доля компании по сравнению с началом года упала до 33%, маржа телефонного подразделения — почти на четверть, до 9.5%. Весь год компания с отчаянием утопающего хваталась за соломинку в виде готовящегося к выпуску флагмана N8 (достаточно вспомнить историю с уголовным делом на Муртазина), но он, потихоньку отложившись на самый конец года, никакого изменения в финансовое положение дел Nokia не внес.

2

Источник изображения

В итоге, гораздо больше компания запомнилась не своими новыми продуктами, а своими лихорадочными метаниями по самым разным поводам. Тут и попытки определиться с судьбой Symbian, в итоге окончившиеся ставкой на MeeGo и уходом из Nokia всех ключевых людей, связанных с Symbian. Тут и лихорадочные поиски виновных в последних провалах: помимо Муртазина, под горячую руку попал целый ряд топ-менеджеров, а ближе к концу года завершилось все отставкой Олли-Пекка Калласвуо, СЕО компании, занявшего этот пост четыре года назад, и которому Nokia, несомненно, не в последнюю очередь обязана своим сегодняшним положением дел.

Его сменил выходец из Microsoft, Стивен Эллоп, отвечавший там за подразделение, занимающееся выпуском Office, одной из основных «дойных коров» Microsoft. Безусловно, мощная фигура, но без какого-либо опыта работы на рынке мобильных телефонов. Оценивать деятельность Эллопа на новом месте можно будет лишь через пару лет, а пока что 2010 год закончился сообщением все того же Муртазина, что Nokia, якобы, ведет переговоры с Microsoft об использовании их платформы Windows Phone 7.

Но Nokia хотя бы продолжает бороться, и, ее ситуацию, максимум, можно расценивать как сложную, но - далеко не критическую. А вот Palm, в позапрошлом году находившийся на грани банкротства, и воспрявший было духом в прошлом году, умудрился в течение его пройти от сложной ситуации до критической, а там и до собственной продажи. Да, безусловно, выход Pre и Pixi смог моментально увеличить объемы продаж Palm до нескольких сотен миллионов долларов, и выйти в прибыль, но, к сожалению, очень быстро стало понятно, что основная борьба за сердца покупателей развернется между iPhone и аппаратами на Android. В отличие от Nokia, Palm решил не ввязываться в эту битву титанов, и нанял пару инвестбанков, чтобы найти на себя покупателя. Основными кандидатами считались азиаты (Lenovo, HTC,Huawei), однако в итоге за 1.2 миллиарда долларов компанию приобрел НР, тогда еще руководимый Марком Хердом. Вот уж воистину — восстать из небытия. Впрочем, то, насколько удачно НР сможет использовать наработки Palm, можно будет оценивать лишь по итогам уже этого года.

3

Источник изображения

Еще одной мобильной компанией, практически дошедшей до банкротства, но оттолкнувшейся от этой гибельной черты и пошедшей в обратном направлении, стала в минувшем году Motorola. Правда, у нее дела обстояли несколько иным образом, чем у Palm: сделав ставку на внешнюю платформу (Google Android), компания подкрепила ее своей инженерно-маркетинговой мощью, и в итоге выиграла джек-пот. Если два года назад компания демонстрировала квартальный убыток в 3.7 миллиарда долларов, то в начале минувшего года она уже вышла в прибыль в 142 миллиона, в конце года, правда, слегка «присев» - до 102 миллионов долларов в квартальном плюсе.

Основная заслуга в исправлении ситуации — как раз у подразделения, занимавшегося мобильными телефонами, которое, собственно, основной убыток компании и создавало, ежеквартально унося сотни миллионов долларов. А несколько месяцев назад оно же, впервые за три года, продемонстрировало прибыль. Пусть крохотную, пусть чисто номинальную (3 миллиона долларов), но прибыль. Как уже говорилось, благодаря исключительно верно сделанной ставке — на Android. В итоге, всего за год, компании удалось вполне прилично подготовиться к серьезнейшему изменению в статусе, уже произошедшему в первые дни нового года: разделении на две независимых фирмы. Motorola Mobility, занимающаяся мобильными телефонами и телеприставками, была выделена из состава всей Motorola до открытия торгов 4 января. Остаток компании стал называться Motorola Solutions.

В отличие от Motorola, другая компания с названием на ту же букву в своей стратегии на этом рынке ставку на Android делать не стала. Это для Microsoft было бы чересчур смело. Вместо этого, она сперва в этом году, в качестве аперитива, представила два очень странных смартфона Kin, через полтора месяца их ликвидировала, оставив всех наблюдателей в состоянии «Что это было?!», а уже в конце года, как ни в чем не бывало, запустила объявленную еще весной новую (действительно, кардинально новую) платформу Windows Phone 7 Series. Всем хороша система, но имеет один маленький недостаток — она выходит на рынок, на котором уже активно бьются между собой iPhone и Android. Проще говоря, ситуация та же, что и с Bing — хорошо, но поздно. Более того! И с планшетами у Microsoft та же беда. Ничего внятного в течение года представлено не было, а когда ответ наконец будет показан, Android и iPad (и WebOS от Palm?) уйдут уже заметно дальше.

Вот, кстати, об iPad. Уже начинает казаться, что он находится на прилавках уже невесть сколько времени, а ведь объявлен он был лишь год назад, в конце прошлого января, предварительные заказы в США начали приниматься в марте (ажиотаж в первые дни - порядка 25 тысяч человек в час), а за апрель, когда устройство реально появилось в продаже, был продан 1 миллион iPad 3G. Чуть позже, когда вышла Wi-Fi версия iPad, за первый день было продано порядка 300 тысяч аппаратов этой модели. Дальше — больше: за два месяца с начала продаж — два миллиона проданных iPad, за 80 дней — три миллиона. Самое быстропродаваемое мобильное устройство за всю историю их существования. Неудивительно, что весь год финансовые показатели Apple били один квартальный рекорд за другим.

4

Источник изображения

Впрочем, конечно, тут заслуга не только iPad, и даже не столько его. И старые-то версии iPhone продавались очень хорошо, а когда Apple летом представила iPhone 4, то ажиотаж и вовсе перешел все границы. За первые три дня продаж было продано 1.7 миллиона этих смартфонов, и даже обнаружившиеся проблемы с антенной устройства (ситуация получила название “антенногейт”) не смогли серьезно сказаться на его популярности. Практически до конца года Apple продавала все iPhone 4 и iPad, которые только могла произвести, и могла бы продавать еще больше.

Кстати, безусловно, одна из важнейших вещей, появившихся в новой версии мобильной операционной системы Apple - iOS 4 - платформа для показа рекламы, iAds. Подготовку к ее появлению компания начала еще в самом начале года, купив за 275 миллионов долларов рекламное агентство, специализирующееся в области мобильной рекламы, Quattro Wireless, обрабатывавшее в тот момент порядка 5.5 миллиардов рекламных запросов в месяц, и имевшее в своих клиентах Ford, Walt Disney, и Procter&Gamble. Собственно, с учетом того, что iAds представляет из себя механизм для показа в приложениях рекламы, принимаемой от клиентов самой Apple, то все логично. Как логично и то, что уже к концу года Apple заглушила мобильную рекламную сеть Quatro Wireless. Просто все ее клиенты, равно как и персонал, перешли в iAds.

В отличие от Apple, у Google с телефонным бизнесом ничегошеньки не получилось. Запустив в начале года свой Nexus One, всего лишь за полгода компания наглядно смогла продемонстрировать, что без партнерских отношений с операторами связи в США продавать мобильные телефоны нереально. А вот Motorola и HTC, продававшие практически такие же телефоны на базе той же операционной системы, но сделавшие ставку на сотрудничество с операторами, а не на конфронтацию с ними, смогли еще ярче оттенить фиаско Google.

Но, по крайней мере, компания смогла серьезно уязвить Apple в другой смежной сфере, в самом начале минувшего года за 750 миллионов долларов уведя у нее из под носа агентство, занимающееся размещением рекламы в мобильных устройствах — AdMob. Собственно, именно после этого Apple пришлось покупать куда менее крупную Quatro Wireless. Интересно отметить, что AdMob стала крупнейшим приобретением Google в минувшем году — чуть-чуть не дотянула до нее покупка за 700 миллионов долларов ITA Software, обеспечивающей сервис бронирования авиабилетов не для обычных пользователей, а для самих авиакомпаний и агентств путешествий. Кроме этого, были приобретены полупроводниковый стартап Agnilux и семантический Metaweb. Безусловно, все это перекрыть могла бы покупка Groupon, но, как мы помним, в конце концов чикагцы отвергли сделанное им щедрое предложение в размере 6.5 миллиардов долларов. Как видим, если взглянуть на ситуацию в целом, Google продолжает активно диверсифицировать свою деятельность, усиливая стратегические направления и ища новые возможности для роста.

Разумеется, вспоминая минувший год, невозможно не вспомнить о громкой ссоре Google с правительством КНР, вызванной взломом нескольких аккаунтов Gmail. Результатом стал не только уход Google с поискового рынка Китая (правда, его доля там все равно была не слишком значительной), но и громкая пропагандистская компания по поводу отсутствия демократии в Китае, поддержанная Госдепом США, но напрочь проигнорированная другими крупнейшими американскими IT-компаниями, вроде Microsoft или Oracle. Уже можно констатировать, что крестовый поход, который попытался было сколотить против Китая Google, провалился, китайцам удалось более-менее сохранить лицо (да и вообще, история уже начала подзабываться), и, по большому счету, в итоге мы имеем лишь уход из Китая Google - может, и получивших от этого чувство глубокого морального удовлетворения, но проигравших в плане бизнеса (пусть, в основном, и в потенциале).

5

Источник изображения

Из подобных, кажущихся несколько иррациональными на внешний взгляд разбирательств, безусловно, стоит вспомнить и перепалку между Apple и Adobe по поводу технологии Flash, тянувшуюся всю первую половину года, и вышедшие на грань публичные заявления лидеров компаний, «переписку» через рекламу в прессе, и так далее. Стив Джобс долго ждал момента, когда он сможет ответить старому союзнику, переметнувшемуся в самый сложный для Apple момент в стан PC.

Ну а уж апофеозом властвования человеческих страстей в мире логичных компьютеров стал в этом году треугольник Oracle-SAP-HP. В первой половине года продолжали накаляться и без того небезоблачные, мягко говоря, отношения между Oracle и SAP, и даже отставка с поста CEO SAP заклятого врага Ларри Эллисона, Лео Апотекера, ситуацию не изменила: Ларри продолжил не любить Апотекера и SAP уже по отдельности, не переставая отпускать типичные для него комментарии в духе: «Каждый квартал мы отхватываем большие куски доли рынка от SAP. Их последний квартал был лучшим кварталом за год — падение всего на 15%, в то время, как продажи приложений Oracle выросли на 21%. Но SAP заметно опередил нас в этом году по количеству CEO, объявив о назначении третьего и четвертого, в то время, как у нас — всего один».

Ну а затем, как известно, случилось то, что случилось: Марк Херд, глава HP, любимец Уолл-Стрита и закадычный приятель и партнер по теннису Ларри Эллисона, завел небольшой роман на стороне, и с треском был выставлен за дверь советом директоров компании. Эллисон разразился потоком совсем уж яростных комментариев в адрес совета директоров HP, к которому до тех пор относился вполне нормально, а потом взял, да и принял Херда к себе на работу, в качестве президента Oracle. С небольшими юридическими сложностями, это у него прошло, а затем, из серии «нарочно не придумаешь», совет директоров HP ответил симметрично, приняв на пост CEO HP Лео Апотекера. Тут, как раз, наконец-то, начались судебные слушания по делу о нарушении SAP несколько лет назад интеллектуальной собственности Oracle, каковой процесс Эллисон с удовольствием превратил в трибуну для намеков на то, что HP сейчас руководит тот самый человек, который возглавлял SAP в то время. (То, что суд в итоге присудил SAP выплатить Oracle 1.6 миллиардов долларов компенсаций, как-то даже ушло на второй план).

6

Источник изображения

В общем, стоит закончить с того же, чем начали: в целом, все, что происходило в течение года, было абсолютно логичным и находилось абсолютно в рамках существующих в данный момент тенденций. А за все, что за эти рамки выходило, акционеры компаний могут «благодарить» гипертрофированное эго руководителей этих самых фирм. С другой стороны, какой случай не возьми, а ведь компании, возглавляемые ими, продолжают являться локомотивами рынка. Не в последнюю очередь - благодаря как раз личным качествам их основателей и руководителей. У каждой медали есть две стороны, никуда не денешься.