Наука и технологии
21 апреля 2012, 23:01

Будущее ультрабуков: всегда на связи, без компромиссов. Интервью с вице-президентом Intel Кристианом Моралесом

Компания Intel всегда являлась одной из главных участниц выставки CeBIT. Тем интереснее нам было встретиться с Кристианом Моралесом, вице-президентом и генеральным менеджером EMEA Intel, и поговорить с ним о нынешних и будущих продуктах, об ультрабуках, о процессорах Medfield и о многом другом.

Кристиан Моралес

— Долгое время компьютерные игры были драйвером развития потребительского железа. Чего теперь хотят пользователи, что движет индустрию вперёд?

Люди хотят «умной» производительности, они хотят, чтобы устройства позволяли работать с нужными приложениями, выполнять нужные задачи. Они хотят связи, и они хотят безопасности. Причём это касается всех устройств: ноутбуков, ультрабуков, смартфонов, планшетов, автомобильных навигационных систем следующего поколения. Вне зависимости от приложений, вне зависимости от устройств. Если посмотреть в будущее, то к 2015 году мы ожидаем получить 15 миллиардов подключённых к Сети устройств. Так что производительность, связь и безопасность — вот три кита эволюции.

Ультрабуки Intel

— То есть вычислительная мощь железа перестала быть ключевым параметром для развития?

Это зависит от устройства. Например, вчера мы анонсировали новое поколение серверных процессоров Xeon E5 — на 90% более производительных и на 50% более энергоэффективных. Спрос на них оказался в 20 раз больше, чем был на предыдущее поколение. Эти две характеристики — то, в чём нуждаются датацентры.

В сфере ультрабуков тоже есть запрос на процессорную мощность. Он обусловлен тем, что люди, к примеру, хотят новых способов управления: голосом, жестами или даже взглядом — всё это требует вычислительных ресурсов.

Девушка управляет персонажем на экране ультрабука, просто двигая телом

— За последнее время мы увидели очень много ультрабуков, и, кажется, рынок наполнился. Но понятно, что это не конец развития. Например, здесь мы увидели референсную модель с сенсорным экраном. Каких инноваций ещё можно ждать, каким вы видите будущее?

Сейчас перед нами первое поколение ультрабуков. Они ультратонкие, ультралёгкие, они хороши с точки зрения безопасности и связи. Скоро появится второе поколение на Ivy Bridge, а третье поколение — в следующем году. Они получат сенсорный экран и, что не менее интересно, постоянное подключение к интернету. Даже «выключенный» ноутбук продолжит получать электронную почту и уведомления из социальных сетей. В режиме ожидания такой ультрабук сможет проводить многие-многие дни. Включение — моментальное. Пользователь ультрабука получит ощущения, сравнимые с теми, что дают планшеты, но без компромиссов в производительности, с полноценной безопасностью.

Сенсорный ультрабук — референсная модель Intel

Сенсорный ультрабук — референсная модель Intel

— Вы говорили о постоянном подключении, о постоянной связи устройств с интернетом. Как это обеспечить? Может быть, стоит включить поддержку LTE в требования к ультрабукам?

Безусловно, поддержка 2G, 3G, 4G, Wi-Fi будет во всех устройствах. Но сегодня инфраструктура беспроводных сетей оставляет желать лучшего, нет полного и однородного покрытия. Да, в России работают сети WiMax, скоро появится сеть LTE, но равняться на Россию трудно — она в первых рядах по скорости развития. Кроме того, до сих пор остаются проблемы с доступностью LTE-чипов. Пока что рано говорить об обязательной поддержке LTE.

За последний год вышла целая россыпь ультрабуков

— Но здесь, на CeBIT, и на недавней MWC многие компании показали свои продукты с поддержкой LTE. Эта технология перестаёт быть чем-то особенным.

Да, но преимущественно речь идёт о подключаемых устройствах, а нам нужны интегрированные решения. Но да — я согласен, волна уже на подходе.

— А какова ваша политика в отношении выпуска конечных продуктов под собственной маркой?

Мы будем и дальше фокусироваться на архитектуре для разных устройств: ультрабуков, смартфонов, планшетов, серверов — будем развивать и продвигать её. Но наши клиенты — это компании, а уже они в свою очередь создают продукты для обычных людей.

Мы хотим заниматься именно тем, что умеем делать лучше всех: архитектура, связь, безопасность. Вот почему мы купили McAfee. Но всё прочее — это не наш бизнес. Мы можем делать референсные дизайны, как сделали, например, смартфон — мы его показали на MWC 2012, но продавать его будет компания Orange. Это не наш бренд, это их бренд, их бизнес.

— Apple — один из ваших важных клиентов. Что изменилось в вашей работе с этой компанией после смерти Стива Джобса?

Конечно, мы все сожалеем об уходе Джобса — великого инноватора, влюблённого в технологии человека. Но Apple и Intel — это большие компании, между которыми происходит огромное количество взаимодействий: между командами дизайнеров, маркетологов, между руководителями. Да, сменился лидер их команды, но наши коллективы продолжают создавать новые совместные продукты. Произойдут ли в нашей работе какие-либо изменения — может быть, увидим в будущем.

— Поговорим о Medfield — чипе Intel для смартфонов. Какие есть договорённости с производителями конечных продуктов? Кто уже готов выпускать смартфоны на Medfield?

О, договорённостей много! На CES мы анонсировали продукты Motorola и Lenovo, ещё был смартфон под брендом Orange, про который я уже сказал, и наконец, в Индии будет продаваться XOLO 900. Но это ещё не всё, в течение года мы расскажем и о других моделях.

Сам Medfiled интересен тем, что это первый чип для смартфонов, выполненный по 32-нанометровому техпроцессу. В следующем году мы перейдём на 22 нм, а потом — на 14 нм.

— В мире смартфонов устоялась архитектура ARM. В Medfield же используется x86. Из-за этого многие Android-программы на нём не работают, требуют перекомпиляции. Как Intel будет решать эту проблему?

Нам удалось наладить очень тесные отношения с создателями Android — компанией Google. Благодаря этому Ice Cream Sandwich и все последующие версии будут очень хорошо оптимизированы под Medfield и его архитектуру. На самом деле, большинство сторонних программ работают на Medfield. Кроме того, мы будем помогать разработчикам и объяснять, как преодолеть возникающие трудности.

Смартфон на Intel Medfield

— Расскажите немного об общей стратегии. Как на Intel повлиял мировой экономический кризис? Компании пришлось как-то скорректировать свою политику?

Главное наше решение заключается в том, что мы многократно увеличили бюджеты на исследования и разработки, усилили вливания в новые технологии. Мы ускорили исследования 22-нанометрового техпроцесса и теперь будем вкладывать огромнейшие средства в 14-нм технологию. Мы хотим быть инновационными, ещё более инновационными — каково бы ни было состояние экономики.

— Напоследок — пару слов о работе Intel в России. Сложнее ли высокотехнологической компании действовать России, по сравнению с другими странами? И что вы думаете о проекте Сколково?

Нет совершенно никаких проблем в том, чтобы работать в России. У вас есть много интересных технологий, много перспективных компаний, вы видим дружелюбную обстановку, если можно так выразиться. Честно говоря, единственная трудность, с которой я столкнулся — мороз. Мне вправду было непривычно, когда я прилетел в Нижний Новгород в минус двадцать градусов.

Что касается Сколково, у нас там есть несколько успешных проектов, мы работаем с несколькими компаниями. Да, всё хорошо, думаю, Сколково оправдывает ожидания. И в целом мы оптимистично смотрим на экономическую ситуацию и на разработку технологий в России.