15:20, 25 октября 2022
9 мин.

Почему рейтинги «сильнейших армий мира» врут? В них не учитывают главную особенность современных войн

Кратко и по делу о том, как выглядит современная война и кто в ней побеждает

Что значит современная армия конкретно? Сетецентрическая война, БИУС, спутниковая связь... как это всё работает?

Почему рейтинги «сильнейших армий мира» врут? В них не учитывают главную особенность современных войн

Сегодня все говорят о том, как сильно поменялась война в сравнении даже с недавним прошлым — сами военные, эксперты, диванные эксперты, журналисты и прочая.

Действительно, раньше было проще: на форумах обсуждали толщины брони танков, дальность действия артиллерии и РСЗО, самолёты, в общем спорили о железе и том, что с ним сделали инженеры. Оказалось, это всё была туфта на постном масле.

Реальность такова, что вся «скучная периферия» из средств связи, наблюдения, разведки и управления играет не то что не свою отдельную роль — она важнее любых вундервафель, какое бы «хэпэ» и «дамаг» они не имели.

Вам, возможно, и самим стало интересно разобраться:

  • Как конкретно беспилотники влияют на боевые действия? Ведь это тот же самолёт, но без пилота

  • Какое значение имеют средства РЭБ (радиоэлектронной борьбы), и почему их то хвалят, то ругают?

  • Почему горстка «Хаймарсов» вызвала такой переполох у военных и экспертов?

  • Почему связь и наблюдение важнее возможностей пушек и танков?

Мы уже знаем, что читателю, в среднем, плевать на всё это. «Насыпьте нам лучше сочной информации про танки, а ещё про пистолеты можно. А потом снова про танки… вот это мы с удовольствием прочитаем, а потом пообсераем автора (ведь разбираемся лучше)», — да, мы уже в курсе, какие вы у нас.

И поэтому постараемся определить тему так, чтобы закрыть некоторые пробелы в вашем знании. Подадим не самую зрелищную и увлекательную информацию кратко, внятно, а самое главное, понятно — что сегодня действительно важно на войне.

Чем реальная война отличается от компьютерной стратегии?

Кажется, глупая формулировка — очень многим отличается. Но если смотреть более абстрактно, то военачальник играет в стратегию, только без крутого графона и с очень высоким пингом.

Краткая суть статьи

Краткая суть статьи

Войска у него — не трёхмерные модельки перед глазами, он их не видит. И отправляя подразделения туда-то и туда-то, ставит задачи, а дальше их уже исполняют непосредственные командиры. От них он и получает информацию — с каким противником встретились, оценочная численность и насыщенность вооружениями, способен ли командир справится с задачей сам или нужны подкрепления, и т. п. После чего решает, что делать дальше — для этого он и нужен.

Так рассеивается туман войны, только вот переиграть нельзя. Поэтому информация была первейшей ценностью на войне — если ты знаешь о противнике больше, чем он о тебе, значит у тебя солидное преимущество, даже если ты уступаешь по численности или вооружению.

Во все времена так удавалось меньшим армиям справляться с более сильными — те просто не знали, насколько слаб противник, были слишком медлительны и осторожны. Поэтому численное превосходство — это всегда половина преимущества, им ещё нужно уметь грамотно и вовремя воспользоваться.

Локальные конфликты стали полем обкатки новых принципов войны

Локальные конфликты стали полем обкатки новых принципов войны

Наполеон Бонапарт говорил — «Главное ввязаться в драку, а там видно будет». Это не про лихость, это о том, что у тебя нет толком никакой информации — оценка сил и способностей противника. Понимание, как и что делать, приходят в разгар сражения, когда ты наконец получаешь в ходе боя более-менее полную картину ситуации.

Именно неспособность видеть одновременно все свои задействованные силы, а также неспособность видеть количество и качество сил противника и является принципиальным отличием игры от жизни. Поэтому разочарую — ваш опыт в Total War не делает вас хорошим полководцем.

Ситуационная осведомлённость

Это краеугольный камень военной тактики на всех уровнях, совершенствование ситуационной осведомлённости командиров — важнейшая часть эволюции военного дела. Для этого военные постоянно ищут способы совершенствования связи. Сначала осваивали телефон и радио, потом системы подавления этих средств у противника, потом способы защиты собственной связи.

Телефон впервые радикально изменил систему управления боем

Телефон впервые радикально изменил систему управления боем

Чем меньше задержка при получении информации, тем быстрее вы можете менять решения в пользу более разумных. Для этого и существуют службы управления: на тактическом уровне это командные пункты, а на оперативном — отдельные бригады управления. В бригаде управления смыкаются все линии связи — спутниковые и радиорелейные каналы. Основное их оружие — спутниковые и радиостанции открытой и закрытой связи, коротковолновые и ультракоротковолновые.

Офицеры, сержанты и солдаты такого подразделения собирают информацию, оперативно поставляют командованию, а его принятые решения отправляют обратно. Раньше для этого служили адъютанты и посыльные, которые несли информацию порой в собственной голове, и им требовалось время чтобы добраться куда нужно. А если они погибали, то требовалось ещё и время на то, чтобы узнать, что они погибли.

Спасти рядового Райна — в тему

Быстродействие и аппаратная составляющая сегодня способны подробно визуализировать информацию, поэтому генерал видит бой онлайн, в прямом смысле, наглядно — словно играя в стратегию. Он способен переключать информацию — вот общая картина, вот отдельная тактическая группа, вот бронетехника.

В передаче информации практически нет посредников, поэтому результативность действий современного полководца значительно вырастает — он способен быстро выправить ошибки, мгновенно реагировать на смену ситуации.

Вы наверняка читали в книгах или видели в кино напряженные разговоры командующего с подчинённым офицером или генералом, где последний докладывает о тяжёлой ситуации — не может прорвать оборону противника или наоборот, жалуется на то, что не может сдержать напор противника?

Разбор полётов в к/ф Батальоны просят огня

Командующему по очереди приходится выслушивать эту информацию, оценивать её, принимать решения — где действительно опасная ситуация, а где подчинённые перегибают. Ведь противник не может давить с одинаковой силой везде — куда-то приходится основной удар, и надо понять, где его нанесли. Ошибка в этом может стоить поражения. Время на получение информации, её оценку и на принятие решений стоит жизни солдат на передовой — и чем больше его тратится, тем в итоге менее эффективными будут принятые меры.

Сегодня командующий видит ситуацию одновременно с подчинённым командиром — прямо на дисплее. Он может оперативно переключаться и мгновенно реагировать. Благодаря этому снижаются риски, а ценное время не теряется, ну а людям не приходится гибнуть даром.

БИУС

Этот термин пришёл с флота, где новая проблема управления встала тогда, когда корабли стали отходить от артиллерийского вооружения в пользу ракетного, поэтому визуальный обмен информации ушёл в прошлое — флагман мог управлять кораблями, не видя их визуально вообще.

Схема взаимодействия компонентов БИУС

Схема взаимодействия компонентов БИУС

Однако для сухопутных сил это усложнялось габаритами, поэтому подобные средства к ним пришли с прогрессом, когда компоненты БИУС стали достаточно компактными. Как эта система работает сегодня?

  • Каждое подразделение от взвода получает свой разведывательный дрон — чем дальше по линии взвод-рота-батальон, тем возможности аппаратов шире по дальности и качеству защиты связи

  • Информация с этих дронов собирается в единое целое, давая как общую, так и более детализированную картину

  • Защищённая цифровая связь и спутниковая навигация позволяют отслеживать каждое собственное подразделение, вплоть до единичной бронетехники

На тех же танках (и многих современных БМП и БТР) установлены ТИУС (танковая информационно-управляющая система), которая объединяет в себе управление всеми боевыми компонентами, а с помощью датчиков собирает информацию о самой машине. ТИУСы передают информацию в общий БИУС. Командир видит не только где его техника, но и может узнать сколько у неё топлива, боеприпасов, состояние двигателей, повреждения. Даже подробнее, чем в Red Alert 3, как видите.

  • Цифровая и спутниковая связь, ультравысокочастотные со «скачущей» частотой системы гораздо устойчивее к средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ). В неё невозможно «влезть» и внести дезинформацию, а также сложно подавить помехами.

Собираемая всеми дронами-разведчиками информация накапливается и постоянно обновляется в общем БИУСе, например, батальонной или бригадной группы. Маленькие и тихоходные БПЛА из композитных материалов очень трудно сбить любыми ПВО. Хотя, конечно, это возможно — периодически их теряют, в основном после атаки лёгкими средствами типа ПЗРК и пушечных систем.

Дрон-разведчик Орлан-10

Дрон-разведчик Орлан-10

Но так как БИУС питается именно сетью таких дронов, потеря одного или нескольких не критична. Если потери на важном участке, можно оперативно переслать с не очень важного участка. Подразделение, оставшееся без дрона, всё равно владеет ситуацией, так имеет доступ к общим данным БИУС.

БИУС так же использует топографическую привязку с помощью военного GPS/ГЛОНАСС, за счёт которого командующий видит и местоположение своих сил, темпы продвижения и ландшафт, на котором тем приходится работать.

Современные технологические решения почти не боятся средств РЭБ. Спутниковую навигацию РЭБ не могут нарушить, а «скачущие» частоты и сложное шифрование позволяют не боятся перехвата и помех — перегруженный помехами диапазон автоматически переключится, а перехваченная информация будет получена кусками – что хотите, то и делайте с этим.

Кроме того БИУС позволяет гораздо эффективнее использовать артиллерию и тактическое ракетное вооружение (типа Хаймарс или Торнадо), их системы управления огнём тоже получают всю информацию. Они могут очень точно, почти ювелирно решать огневые задачи, не боясь задеть своих, даже находясь за десятки километров «арта» видит всё так же хорошо, как и пехота на переднем крае — та только вносит необходимые для поражения координаты.

Набор компонентов для современной работы артиллерии. Понимаю, что неразборчиво, но российский производитель мало заботится о понятливости характеристик для непрофессионалов, а нам не хочется использовать только натовские примеры. Зато можно оценить маркетинговые таланты отечественного производителя

Набор компонентов для современной работы артиллерии. Понимаю, что неразборчиво, но российский производитель мало заботится о понятливости характеристик для непрофессионалов, а нам не хочется использовать только натовские примеры. Зато можно оценить маркетинговые таланты отечественного производителя

Вообще реализация принципа «свой-чужой» внутри боевой информационной системы наиболее проста, никаких сложных приблуд — даже вклинившись глубоко в порядки противника, вы почти не рискуете случайно обстрелять или вступить в бой со своими, потому что видите где они, а если перед вами какие-то войска, не учтенные системой — это гарантированно «чужие».

Более отсталые армии по-прежнему зависят от внешних опознавательных знаков — кресты, звёзды, полосы и прочие символы. Современная армия уже не наносит такие знаки на машины, или наносит их только на всякий пожарный — разглядывать их никто не будет, всё равно БИУС всё подскажет сам. Можно даже вводить «отсталого» противника в заблуждение — наносите его «опознавалки» на свои машины и враг гарантировано не поймёт, что происходит. Но вы же видите, где свои, и не боитесь дружественного огня, даже если используете много похожей или аналогичной техники.

Сетецентрическая война

Новая доктрина складывалась с середины 1980-х до середины 1990-х в СССР и США — это не прям ноу-хау последних дней. Но, конечно, качественный скачок этих возможностей произошёл совсем недавно, окончательно оформив в эффективную систему управления.

Почему рейтинги «сильнейших армий мира» врут? В них не учитывают главную особенность современных войн

Основы доктрины были заложены маршалом Огарковым по итогам учений «Запад-1981», где опробовали ранние элементы. Но с развалом СССР развитие доктрины сетецентрической войны в России и постсоветских странах было надолго отложено. Американцы же развивались в этом направлении с середины 90-х, а на сегодня целиком или частично сетецентрическая доктрина лежит в основе большинства передовых армий мира.

Да, дорогая и технологичная история, но она позволяет сильно экономить на «массе и объеме» вооружённых сил — БИУСы резко повышают управляемость подразделений и их КПД. Прежние объемы задач можно решать меньшими силами, делая армию менее громоздкой, раздутой, а значит заметной и уязвимой.

Сетецентрическая война очень ускоряет боевые действия, позволяя работать огромной структуре сухопутных сил, флота, ВВС, оперативно-тактических и крылатых ракет в тесной связи с друг другом, как часы. Как бы силён и могуч ни был противник, отсутствие элементов сетецентрической войны сделает его почти «боксёрской грушей». Яркий пример — армия Саддама Хусейна уже в 1991-м, и особенно в 2003-м годах.

Новости партнеров
Новости партнеров