13:48, 06 ноября 2022
9 мин.

Советский Дисней: почему старые мультфильмы выглядят лучше современных

Ротоскопия, эклер и немного истории

Почему старые мультфильмы из СССР выглядели настолько качественно и реалистично, а сегодня уже так не делают? Как Сталин делал вызов Диснею, и что такое ротоскопия.

Советский Дисней: почему старые мультфильмы выглядят лучше современных

Вы, наверное, часто слышите от «дедов», дескать, вот какие пошлые американские мультики — с «уродцами» (особенно мультсериалам достаётся), бездарные и глупые. Не то, что раньше были советские, старые — «Аленький цветочек», «Каштанка», всё нарисовано как в кино, реалистично.

А что, если я вам скажу, что «те самые» мультфильмы являлись кризисом и застоем в отечественной мультипликации, который сами мультипликаторы считали временным периодом?

Суть в том, что создавались они в технике ротоскопии, или, как её называли в СССР, «эклер». Почему этот метод считался не творческим, а ремесленным, и в целом тупиковым на пути развития анимации — в нашей статье.

Как ротоскопия стала главной техникой мультипликации

Мультипликация — жанр технически сложный, но даёт много преимуществ в сравнении с кино, так как это больше пространства для фантазии и творческой свободы (ну вот представьте, сколько бы стоила одна серия «Рика и Морти», будь это кино). Вообще, с момента рождения мультипликация не считалась каким-то сугубо детским жанром.

Типичный мультфильм из 1911 года

Однако, чтобы развивать тот или иной вид искусства, необходимо выводить его на рынок, зарабатывать на нём, ну а энтузиастам становиться профессионалами. Ранние мультфильмы отличались цветовой бедностью, дергаными или порой очень условными движениями персонажей, а главное — шли едва ли больше минуты. И, тем не менее, стоили огромных усилий, долгого времени на производство.

Однажды выходец из польского Кракова (тогда Австро-Венгрия) из еврейского пригорода (да, евреями создан не только Голливуд, даже тут без них никуда) Макс Флейшер перебрался в Нью-Йорк, занялся мультипликацией и изобрёл ротоскоп.

Ротоскопия (или фотоперекладка) представляла собой съемку живого актера, который выполнял необходимые действия персонажа, а затем на анимационном диске плёнка покадрово перерисовывалась с мельчайшими нюансами — так получалось «правильно», пропорционально и достоверно воссоздать движения персонажа. Кроме того, решалась проблема синхронизации звука и музыки (тогда в мультфильмах много пели и танцевали).

Ротоскопическая рволюция — клоун Коко мастерски копирует пластику популярного певца Кэба Коллоуэя

Неправильно полагать, что это была легкая работа, как раз наоборот — необходимо было кропотливо и точно переложить всё с киноизображения на анимационное. Малейшие ошибки портили картинку, вызывая рассинхронизацию. Однако ротоскопия позволила одним выстрелом убить много зайцев — прорисовка и действия персонажей стали натуралистичнее, качество изображения позволяло героям действовать в кадре активнее, а главное – действие стало зрелищнее.

Сам Флейшер начал постепенно отходить изобретённого им метода после 1924 года, на начало 1930-х ротоскопия казалась уходящим в прошлое приёмом. Его оставляли разве что для сложных в динамическом плане сцен — танцы или сражения, а также часто для человеческих персонажей, когда они контактировали с волшебным миром и его обитателями, чтобы подчеркнуть контраст.

В 1934 году истёк патент Флейшера на ротоскопию, с тех пор её разрешили использовать любым студиям без проблем. Тогда же и обозначилась ниша этого метода — изображение человеческих персонажей.

Ранняя продукция Диснея была бешено популярной, но на резиновую анимацию никто бы не стал платить. И, тем более, смотреть такое в полном метре

Мультипликация на западе почти полностью стала ориентироваться на детскую аудиторию, причём в ней преобладали антропоморфные звери-персонажи — Микки Маус, Баггз Банни, Том и Джерри и другие, которые не нуждались в ротоскопии.

Казалось бы, ротоскопия окончательно должна была отмереть, но этому помешал один человек, и легко догадаться кто… конечно, Уолт Дисней!

Ротоскопия оказалось более живучей, чем предполагали

Диснею надоело оседать на обочине жизни, делая короткие шаблонные мультики, он хотел чего-то большего — эпичных творений для полного метра, чтобы заполнять кинотеатр одним мультфильмом (раньше мультфильмы демонстрировали перед основным показом или по нескольку отдельным сеансом), и взрослым тоже было их интересно смотреть. Короче, полноценный семейный досуг.

Именно в танцевальной сцене хорошо заметен контраст ротоскопической Белоснежки с полностью анимированными гномами

К тому времени уже была изобретена многоплоскостная камера со стеклянным станком (тоже кстати революция) — это позволяло создавать глубокую панораму и реалистичное, пропорциональное пространство с перспективой. За четыре года создали и первый шедевр — «Белоснежка», где гномов нарисовали обычной мультипликацией, а Белоснежку и принца — при помощи ротоскопии.

Отдельные приемы ротоскопии позволили создавать произведения с животными, когда им не придавался антропоморфный вид, как например в другом хите студии — «Бэмби». Студия Дисней использовала настоящих животных, где аниматоры долго набивали руку, срисовывая повадки и движения настоящих оленей.

В послевоенных мультфильмах всё больше использовали альтернативные решения, но полностью отойти от ротоскопии не получалось — «Золушка», «Алиса в стране Чудес». После того, как Уолт Дисней отошел от мультипликации и полностью переключил внимание на тематические парки, в 1960-е его аниматоры постепенно начали отходить от этого метода. Первыми ласточками новой эпохи стали «101 далматинец» и, особенно, «Книга Джунглей», вышедшая после смерти Диснея.

Финальная битва во Властелине колец Ральфа Бакши

Но говорить, что ротоскопия на этом всё — рано, последний крупный успех ротоскопического фильма — «Анастасия» 1997 года Дона Блута. В этой же технике он создавал мультфильмы «Все псы попадают в рай» и «Американский хвост», хотя, как раз там все персонажи были животными.

Отдельно, конечно, стоит рассказать про Ральфа Бакши — аниматора, творчество которого либо боготворили, либо ненавидели. Сложный и неуживчивый художник имел проблемы с финансированием проектов, и когда ему урезали бюджет фильма «Волшебники», он для удешевления процессов взялся за ротоскопию, став её фанатом.

В дальнейшем он впервые экранизировал Властелина колец — за сущие копейки получилось реализовать столь громадное полотно-эпик, хотя от поклонников ему потом и доставалось. Кроме того, в 1980-е была создана «Поп Америка» — взрослое и драматичное полотно о нескольких поколениях семьи еврейских эмигрантов из Российской империи в США.

Производственный процесс Алисы в стране чудес с отработкой аниматорами

Ротоскопия в СССР

Всерьёз взяться за мультики в Союзе решили после войны. По ленд-лизу Советам попадали не только Шерманы, Аэрокобры и тушёнка, но и продукция Голливуда и Диснея. И, конечно, неизбалованная советская публика испытала культурный шок — мощностей для таких произведений у страны тогда просто не было.

Проблему решал сам товарищ Сталин (ну а кто ещё) — Союзмультфильму выделили новые помещения и дали дорогу молодым и амбициозным художникам и постановщикам — Винокурову, Шварцману, Атаманову и многим другим.

Ротоскопию в СССР тоже считали устаревшей техникой, но в бедные послевоенные времена она помогала удешевлять процессы. Тем более, товарищ Сталин хотел мультфильмы не хуже американских. В то время в стране этот метод называли «эклер», по французскому киноаппарату фирмы Éclair (ну, как с ксероксами история).

Яркий пример Ротоскопии-эклера в советской Каштанке

В 1951 году в устном докладе мультипликатора Иванова-Вано, в духе того времени заклеймили «диснеевщину», продажную девку капитализма — за слащавость, потаканию мещанству и коммерческую ориентацию. Новое советское мультипликационное искусство обязали идти своим путём.

Однако это не значило, что мультфильмы будут о борьбе рабочего класса с капитализмом. Наоборот, в духе позднесталинского имперства и борьбы с космополитизмом стали обращаться к народным сказочным сюжетам и классикам литературы, а также к современной повестке, обличающей и бичующей пороки, воспитывающей трудолюбивых и ответственных граждан.

Именно в этот период, с 1949 по 1960 гг. началась эпоха короткометражных «эклеров» советской мультипликации, но с диснеевским размахом. Конечно, полнометражки не стали стандартом Союзмультфильма, но были и собственные оригинальные изобретения — например, масляные краски для фильма «Полкан и Шавка», которые выдавали более насыщенный цвет.

Полкан и Шавка — насыщенный колорит и детализированный фон по мотивам художественной традиции Шишкина

И это, между прочим, было роскошью в сравнении с американскими студиями, которые после 1941 года начали экономить и переходить на акварель (первый такой фильм — про слонёнка Дамбо). Но это отчасти потому, что за год американцы создавали несопоставимо больший хронометраж мультфильмов, поэтому транжирить на материалах не могли.

Конечно, можно много спорить о том, что количество в США совсем не обязательно переходило в качество самих мультфильмов. Но настоящий прорыв случился в редкой для тех времён полнометражке «Снежная королева» Льва Атаманова, которая представляла собой «наш ответ Диснею» и действительно имела большой мировой прокатный успех, вдохновив самого Хаяо Миядзаки в далёкой Японии, тогда ещё совсем молодого человека, не знавшего, чем заняться в жизни.

Атаманов использовал эклер для своего мультфильма, но мультипликационных элементов тоже было очень много – полностью анимирован персонаж Оле Лукое. Этот мультфильм тогда означал и качественно новый переход Союзмультфильма, который вырос из рамок локального производителя и вдохновил художников-аниматоров обратиться к новым техникам.

Оле Лукое был полностью "мультяшным персонажем" — единственным в фильме. Но сам мультфильм стал революцией, дав "диснеевское" качество и размах

Смерть эклера

«Оттепель» в политике привела и к изменениям мультипликации. Как мы уже говорили, ротоскопию уже в 1930-е считали очень примитивной техникой. Её жизнь продлила коммерциализация студий и потребность делать большие полнометражные полотна.

Тот же Дисней, да и другие студии, имели огромные штаты мультипликаторов с большой текучкой персонала, отчего настоящие профессионалы всегда были в дефиците — часто для проектов приходилось набирать армии новичков или временных почти поденщиков. Поэтому ротоскопия была выходом в такой ситуации — экономила бюджет и позволяла работать с большим штатом малоквалифицированных художников-аниматоров.

С художественной точки зрения мультфильмы получались однообразными визуально — было трудно реализовать весь художественный потенциал мультипликаторов. Сам мультфильм выглядел эдаким «младшим братом кинематографа», то есть мультфильмы не предлагали что-то более крутое визуально в сравнении с кино, а были рисованными кинофильмами.

Волшебный магазин Л. Амальрика типичный пример "рисованного кино" и ограниченности приёмов ротоскопии

В начале 1960-х в СССР начался процесс поиска новых творческих и технических решений. Кроме рисованной анимации обратили внимание на кукольную (Шварцман и Качанов «Крокодил Гена»), в этой сфере СССР быстро стал лидером. Позднее сюда подключится и пластилиновая анимация (Гарри Бардин).

Но и рисованная анимация стала теперь очень индивидуальной, первой ласточкой здесь стал мультфильм «Дикие Лебеди» Цехановских и «История одного преступления» Хитрука, который позднее подарит нам советского «Винни-Пуха». Об этом уже можно рассказывать бесконечно, и если вам зайдёт тема – расскажем о золотом веке Союзмультфильма (1960 – 1980-е) больше.

Именно тогда наметился качественный переход в сравнении с «диснеевской» традицией, которая хоть и тоже в это время отходит от ротоскопии, но имеет куда больше сложностей в творческих экспериментах, из-за давления рынка и конкуренции.

Дикие Лебеди - один из первых мультфильмов обозначивший отход от "натурализма" в пользу более свободных решений, в дальнейшем от ротоскопии полностью отказались

Ротоскопия не отмерла окончательно

Хотя ротоскопия (фотоперекладка, эклер — тоже она) перестала быть главным инструментом мультипликации, совсем эта технология не канула в Лету.

Во-первых, кинематограф, где ротоскопия играла в обратную сторону — на её базе создавались ранние спецэффекты, когда было ещё далеко до зарождения компьютерной графики — волшебство, фантастические твари, космические путешествия создавались анимацией и сложными комбинациями на монтажном столе.

Самое примечательное применение ротоскопии приходится на «Звездные войны» — с её помощью создана главная фишка этой саги, а именно световые мечи. Обычные палки-муляжи на которых сражаются актеры, в процессе производства раскрашивались в несколько слоёв, что создавало светящийся эффект и характерную пульсацию «плазменного свечения».

Отыскать бой на световых мечах в оригинальном доремастеровом качестве удалось лишь в документалке

Во-вторых, бурно развивающаяся в 1980-1990-е игровая индустрия. Для игровой промышленности стало большой проблемой создавать анатомически правильных человеческих персонажей, особенно в активных действиях, поэтому пришлось заново проходить весь опыт мультипликаторов прошлого.

Ротоскопия особенно пригодилась файтингам, но самая знаменитая игра здесь — Принц Персии. Создатель игры Джордан Мекнер уже экспериментировал с ротоскопией в файтинге «Karateka», а для Принца Персии заснял «паркурные» приёмы своего брата Дэвида, пошагово оцифровывая движения. Таким образом удалось создать игру с потрясающе достоверной динамикой и реалистичной анимацией персонажей.

Но куда проще вышли из ситуации создатели бессмертной Mortal Combat, самого культового файтинга в мире. Для создания персонажей были наняты модели, спортсмены и профессиональные мастера единоборств, все их движения были отсняты и чётко зафиксированы. В итоге получились невероятно «живые» для игровых мощностей того времени персонажи, а их бои выглядели поразительно реалистично.

Узнали? Ставьте класс!!!

Это уже даже не ротоскопия в чистом виде, но принцип тот же. Малобюджетная студия Midway смогла создать собственный флагман, долгие годы бывшей чуть ли не главной компьютерной игрой в мире.

Идеологическим наследником ротоскопии, но на новом техническом уровне, можно считать технологию motion capture, которая позволяет легко интегрировать компьютерную графику в кино за счёт создания анимированных «скелетов» из живых актеров, обклееных датчиками. Наиболее примечателен и знаменит здесь актер Энди Серкис и его Голлум во «Властелин колец», впоследствии Серкис станет главным актером компьютерной анимации в десятках проектов.

Сегодня в голливудском (и не только) потоке киноатракционов, когда реклама и маркетинг съедают строго половину бюджета картины, зелёный фон и motion capture стали обычным делом для любого проекта — не нужны ни планы, ни дорогие костюмы, ни каскадёрские трюки, всё нарисуем. Будет ли кино пытаться выбраться из этого творческого тупика… будем посмотреть.

Новости партнеров
Новости партнеров