Наука и технологии
22 марта 2005, 00:33

Kingston – секрет успеха. Интервью с Джоном Ту

В чём же секрет успеха Kingston? Что ждёт компанию в ближайшем будущем? Каковы её планы? Эти и другие вопросы мы задали президенту и одному из владельцев компании Kingston г-ну Джону Ту.

Что вы знаете о памяти Kingston? Большинство наших читателей, хорошо знакомых с компьютерной техникой, наверняка вспомнят, что продукция этой американской компании славится превосходным качеством и повышенной надёжностью. До недавнего времени интересы Kingston  были сфокусированы на обеспечении ОЕМ-производителей, и лишь несколько лет назад компания начала выпуск продукции, предназначенной для массового пользователя, – модулей памяти Value RAM. Следующий этап на пути развития Kingston – освоение растущего рынка цифровой техники – производство flash-карт для фотокамер и портативных USB-накопителей. Несмотря на жёсткую конкуренцию, компания остаётся одним из ведущих игроков, а её продукция пользуется вполне заслуженной популярностью не только на российском, но и на мировом рынке.

В чём же секрет успеха Kingston? Что ждёт компанию в ближайшем будущем? Каковы её планы? Эти и другие вопросы мы задали президенту и одному из владельцев компании Kingston г-ну Джону Ту.

Биографическая справка:

Джон Ту, президент Kingston Technology Corporation

Джон Ту, президент Kingston Technology Corporation

Джон Ту родился в Шанхае в 1942 году. В 1970 году окончил университет Technische Hochschule (Дармштат, Германия) по специальности «Инженер-электрик». В 1972 эмигрировал из Германии в США. Мистер Ту стал президентом и одним из основателей Camintonn Corporation, компании, которая с 1982 по 1986 год производила полупроводниковые компоненты для корпорации DEC. После покупки компании AST Research (Ирвин, Калифорния), он остался в AST и стал вице-президентом и главным менеджером подразделения цифровых технологий. С 1987 года – совладелец Kingston Technology Corporation.

Kingston

FERRA.  Прежде всего, хотелось бы сказать, что нам хорошо известна ваша торговая марка и мы высоко ценим вашу продукцию. Хотелось бы услышать, что Вы сами думаете о Kingston и  как Вы видите вашу компанию.

Д.Т. Спасибо за добрые слова. Мне очень приятно, что наши продукты находят положительный отклик у компьютерной прессы. Что же касается моего взгляда, то для меня Kingston – это технологическая компания. Наш основной бизнес – это память, от десктопов до сверхпортативных устройств. Так всегда было и так будет.

FERRA.   И каковы же планы в области памяти?

Д.Т. Текущая ситуация на рынке вам известна. В ближайшее время мы планируем сфокусироваться на выпуске памяти для мобильных телефонов. На мой взгляд, это одно из ключевых направлений, так как эта отрасль сейчас развивается стремительными темпами.

FERRA. Означает ли это, что Kingston не будет уделять особого внимания направлению флэш-карт и USB-накопителей?

Д.Т. Ни в коем случае! Мы много сделали для развития этой категории продуктов и считаем это направление не менее актуальным как на сегодня, так и на ближайшее будущее. Память для мобильных телефонов – долгосрочный и весьма перспективный проект, но мы будем развивать его без ущерба для остальных направлений.

FERRA. Как вы оцениваете рынок России, так сказать, в мировом масштабе? Какое место, с точки зрения продажи продукции Kingston, мы занимаем?

Д.Т. Если судить по прошлому году, то в нашем рейтинге Россия находится приблизительно на десятом месте после ряда стран Юго-Восточной Азии и Западной Европы. На мой взгляд, ваша страна может обеспечить значительно больший уровень продаж нашей продукции.

FERRA. И всё же хотелось бы услышать конкретные цифры.

Д.Т. В 2004 году доход от продажи в России составил около 45 миллионов долларов. На мой взгляд, это является достаточным основанием для дальнейшего внедрения на рынок вашей страны.

FERRA. Довольны ли Вы этими результатами?

Д.Т. Безусловно, мы очень довольны тем, что 5 лет назад мы официально стали работать на российском рынке и в ближайшем будущем планируем его для себя развивать. Под развитием я понимаю возможность создания локального офиса с организованной службой технической поддержки и собственными менеджерами по продажам.

FERRA. Рассматривает ли Kingston нашу страну только в качестве рынка сбыта готовой продукции или есть какие-то планы по части организации производства, исследовательских лабораторий и т.п?

Д.Т. К сожалению, мы до сих пор видим, что в России есть масса препятствий для развития бизнеса. Рыночные отношения и внутренняя политика ещё не достигли того уровня, при котором мы готовы на более-менее серьёзные и долгосрочные инвестиции. Тем не менее, я считаю, что Россия имеет неплохой потенциал – не меньший чем Европа, Китай или Индия. Мне нравится ваш президент Путин. :-)

FERRA. Как вы планируете вести конкурентную борьбу на российском рынке? Известно, что такой гигант, как Samsung, уже давно завоевал лидирующие позиции благодаря мощной рекламной и PR-поддержке.

Д.Т. Собственно, ответ тесно пересекается с предыдущим вопросом. В наших планах – техническая поддержка, поддержка потребителей, организация сети локальных офисов, более активное привлечение региональных дистрибьютеров... Насколько мне известно, Samsung имеет всего лишь один офис в России. Мы же планируем, так сказать, «полевую» работу.

FERRA. Но тот же Samsung имеет развитую сеть дистрибьютеров и сервисных центров. Что вы можете этому противопоставить?

Д.Т. На этот вопрос мне хотелось бы ответить более развёрнуто. За 18 лет существования Kingston мы плавно двигались вперед, добавляя новые направления и совершенствуя уже существующие с точки зрения технологии. Однако основное преимущество – наша гибкость. Мы не только технологически компетентная компания, но и весьма гибкая управленческая структура. Гиганты индустрии не способны столь оперативно реагировать на постоянно меняющуюся ситуацию на рынке. Мы можем это!

FERRA. Немного конкретики, всё же, не помешает. Что же Samsung?

Д.Т. Самсунг, как крупнейшний производитель полупроводников, это весьма сильная структура и весьма опасный конкурент. Однако есть один нюанс. Основное направление Samsung в сфере производства памяти – снабжение крупнейших ОЕМ-компаний, таких как IBM, HP и DELL. Мы также работаем с подобными производителями, но не фокусируемся на них. Как известно, более 50 процентов IT-рынка принадлежит менее крупным компаниям, так что наш бизнес скорее ориентирован на данную категорию. Наша гибкость позволяет более оперативно реагировать на запросы средних и мелких компаний, и, как следствие, опережать конкурентов, в том числе, и в вопросах технологии.

FERRA. Эта политика даёт ожидаемые результаты?

Д.Т. Безусловно! Наша гибкость, стремление максимально реализовать запросы клиентов и поиск новых путей создания оптимальных технологических решений позволили нам стать стратегическим партнером корпорации Intel. Как известно, политика Intel на рынке микропроцессоров очень схожа с нашей на рынке памяти, то есть мы не ограничиваемся лишь крупными потребителями. Вместе с Intel наша компания получает необходимые результаты значительно быстрее и эффективнее.

FERRA. Коль скоро речь зашла об Intel. Современные чипсеты нуждаются в памяти DDR2-667 для увеличения производительности. Оказывает ли Intel поддержку в сертификации этого стандарта, и как скоро он вытеснит DDR1 и предыдущие DDR2?

Д.Т. У нас есть специальный отдел ADL, занимающийся вопросами сертификации стандартов памяти. Intel оказывает нашим специалистам всю необходимую помощь, что существенно облегчает их задачи. Относительно сроков – в третьем квартале мы планируем вывести DDR2-667 на полную мощность, так как уже во втором квартале большинство крупных ОЕМ-производителей планируют выпуск декстопов с поддержкой данного стандарта памяти.

FERRA. А вы сами готовы к этому?

Д.Т. Мы были готовы к этому ещё в прошлом году. Я не случайно упоминал о нашем основном принципе – гибкости. Все технологические разработки начались заранее, далее оставалось лишь подготовить производственные мощности. Теперь остаётся лишь получать заказы на продукцию.

FERRA. Кстати о производстве. Планируете ли Вы перейти на оснащение всей продукции Kingston собственными чипами?

Д.Т. Мы никогда не сделаем этого. Объёмы производства модулей памяти слишком велики, и на сегодня мы не готовы обеспечить столь большое количество собственных чипов. Однако причина не только в этом. У нас в компании есть поговорка: «для успешного бизнеса должны быть довольны трое: сотрудники, поставщики и покупатели». В данном случае, мы можем оставить недовольным поставщиков, что пойдёт в разрез с основными принципами Kingston. Это не просто слова, а целая идеология, которая помогает компании успешно работать вот уже 18 лет.

FERRA. Тем не менее, компании, имеющий полный производственный цикл, не только существуют, но и процветают.

Д.Т. Я глубоко убеждён в том, что успешный бизнес иногда требует не только действий, но и бездействий в определённых областях. Нельзя хвататься за всё сразу. Лучше делать лишь то, в чём являешься безусловным специалистом.

FERRA. Хотелось бы задать ещё один провокационный вопрос относительно принципов. Kingston неуклонно растёт. Не боится ли президент, что вскоре компания станет столь же громоздкой и неповоротливой, как и большинство индустриальных гигантов?

Д.Т. Это очень важный вопрос. Ответ будет достаточно объёмным, но это необходимо для точного понимания ситуации. Если расссматривать историю Kingston, начиная с 1987 года, то каждый год компания становилась всё крупнее и крупнее. Мы успешно пережили все кризисы, регулярно возникавшие и возникающие на рынке памяти, а в 2004 году наш доход составил около двух с половиной миллиардов долларов. Можем ли мы потерять гибкость? Разумеется, такая опасность существует, но она крайне низкая. Ключевая особенность Kingston – отсутствие пирамидальной структуры управления, свойственной крупным компаниям. Наша компания, скорее, если так можно выразиться, плоская. Все проблемы, даже имеющие локальный характер, обсуждаются и решаются сообща. У нас нет многочисленных менеджеров, подчиняющихся друг другу, и любая информация доходит до руководства за считанные минуты. Точно так же мы принимаем решения, не доводя процедуру утверждения каких-либо планов до абсурда, как это зачастую бывает в крупных предприятиях.

FERRA. То есть вы придерживаетесь демократических принципов?

Д.Т. Лучше всего определить это как принцип разумной демократии. Руководство Kingston доступно и открыто для общения с сотрудниками. Это одна из причин удовлетворённости нашего персонала, которая, как я уже упоминал, является незыблемым принципом нашей компании. Сотрудники, в свою очередь, понимают уровень проблем, которые имеет смысл обсуждать с руководством, и не создают сложностей в вопросах коммуникаций внутри компании.

Стол Джона в общем офисе Kingston

Стол Джона в общем офисе Kingston. Демократичность это не пустое слово!

FERRA. В общем, похоже, что у Kingston всё в порядке, и нам остаётся лишь поблагодарить г-на Ту за то время, которое он уделил нам и нашим читателям.

Д.Т. В ответ я хотел бы сказать, что я искренне рад интересу российской прессы к нашей компании. В мае мы планируем посетить вашу страну, и я надеюсь поближе познакомиться с Россией и русскими партнерами.

Kingston и FERRA: Элис, Кевин, Павел и Джон

Фото на память. Kingston и FERRA: Элис, Кевин, Павел и Джон