15:44, 10 ноября 2022
9 мин.

Когда их смотреть, если не сейчас? Самые правдивые и жизненные фильмы о войне на 2022 г.

От новейшего «На Западном фронте без перемен» до малоизвестных картин

Военные драмы часто очень однообразны. Но даже в их рамках Ремарк умудрился создать жанр, а Кубрик его сломал — и мы сегодня расскажем, как именно.

Когда их смотреть, если не сейчас? Самые правдивые и жизненные фильмы о войне на 2022 г.

Война — это горе, разруха, смерть. А главное — в современном мире с её помощью, по большому счёту, невозможно решать никаких современных проблем. Война их или создаёт, или усугубляет (напомните, когда за последние лет двести кто-то где-то устроил войну и она решила его проблемы?).

Но мы в этой статье не философствовать будем, а затронем новую и не тривиальную для нас тему.

Война в культуре — это продукты, как правило, двух типов: патриотическая бравада и «окопная» правда. Но если литература в XXI веке уже стала не особо массовой, то кино в этом плане влияет на умы простых людей гораздо сильнее — его и народу больше посмотрит, и творящийся ужас можно показать куда нагляднее.

«На Западном фронте без перемен», вышедшая на Netflix накануне это не просто история про юных немцев, оказавшихся в горниле Первой мировой, а нестареющая история, от которой и пошли жанры так называемой «окопной правды» и «военной драмы». К Эриху Марии Ремарку, как к писателю, относятся по-разному, но стоит признать, что не каждому, даже гениальному автору, удалось создать жанр… или, скорее, открыть его.

Если вдруг не смотрели и не понимаете, о чём идёт речь в статье

Военная драма — один сюжет на всех

Уверен, что большинство читающих наши статьи о военной тематике, видели не один и не два фильма в жанре военной драмы. С ходу вспоминаем и «Цельнометаллическую оболочку», и «Спасти Рядового Райана», и «Ярость» с Бредом Питтом, ну и пусть даже нашу «9-ю роту». Эти и десятки других фильмов объединяют общие лекала, по которым они скроены.

  • Коллектив — в военной драме это не кореша-закадыки, а люди, ставшие товарищами поневоле. Отношения внутри сложные и конфликтные, сдобренные отборной руганью и порой драками. Это всегда спектр различных персонажей: разные типажи, судьбы, характеры. Самые завсегдатаи — здоровяк, шутник-приколист, утонченная натура.

  • Отцовская фигура — опытный вояка или просто бывалый мужик. Как правило, это командир или инструктор в учебке, иногда просто самый опытный ветеран. В приторных драмах это суровый и справедливый, но в итоге сентиментальный и добрый чувак. Но иногда это не так, опишем ниже.

Главная военная драмма современной России вышла аж в 2005. Десантник по кличке «Воробей» — яркий пример превращения аутсайдера. «9-й роте» досталось в том числе и за то, что она собрала все самые заезженные штампы такого кино

Главная военная драмма современной России вышла аж в 2005. Десантник по кличке «Воробей» — яркий пример превращения аутсайдера. «9-й роте» досталось в том числе и за то, что она собрала все самые заезженные штампы такого кино

«9-я рота» (2005)

  • Аутсайдер — трудности на службе и в войне у каждого, но у него их больше всего. Чаще всего мы видим человека, которого вообще в армии не должно было бы быть — по крайней мере, не на передовой. Он физически и морально слаб, подвергается травле, всё у него наперекосяк. К концу истории обычно превращается в матёрого бойца.

  • Главный герой — такой середняк в коллективе или иногда его негласный лидер. Его глазами мы обычно проходим сюжет. Много рефлексирует — «зачем всё это», «почему люди воюют», «когда это всё уже закончится».

  • Невоенный — не частый персонаж, обычно прикомандированный специалист, журналист, переводчик. Он как бы сохраняет адекватность на фоне всего трындеца. А когда это гражданский, он более всего травмируется — на его фоне мы отслеживаем то, как военный опыт меняет человека.

Барри Пеппер в роли журналиста Джозефа Гэллоуэя. «Мы были солдатами» — одна из самых клишированных военных драм, во многом поставившая точку в прямолинейном и сентиментальном военном кино

Барри Пеппер в роли журналиста Джозефа Гэллоуэя. «Мы были солдатами» — одна из самых клишированных военных драм, во многом поставившая точку в прямолинейном и сентиментальном военном кино

«Мы были солдатами» (2002)

Всей этой братии приходится пройти определённый путь. Как правило, после экспозиции (когда нам представят персонажей и вообще опишут, что происходит) они получают задание, из которого вернутся, конечно, не все. В других случаях это окопная рутина и мелкие стычки, показывающие нехитрый и скудный солдатский быт и тяжёлую работу, а в конце — бойня, в которой опять же, большинство погибнет, а выжившие останутся рефлексировать — мол, зачем это всё.

Персонажи, как правило, умирают один за другим, а не сразу — зритель должен оплакать их. Начинают с самых обаятельных, чтобы настроить на нужный лад и подвести к финалу. Если первые умирают понемногу, и это, как правило, какие-то глупые и несуразные смерти, показывающие злой рок на войне, то к концу фильма процесс ускоряется и молох войны начинает перемалывать героев пачками.

Узнали? Ставьте Класс! Ну а если серьёзно, то подставляйте любой военный фильм — и найдёте массу совпадений, как правило все из них покрывают бОльшую часть описанных нами шаблонов.

Здоровяк, лидер, приколист и т.д. Но уже в компьютерных играх

Здоровяк, лидер, приколист и т.д. Но уже в компьютерных играх

steampowered.com

Как Стенли Кубрик сломал шаблон

«Цельнометаллическая оболочка» сразу выбьется из этой колеи, ведь её создал один из самых важных режиссёров XX века — Стенли Кубрик — и это один из последних его фильмов, когда режиссёр уже стал культовым и неоспоримым мэтром.

Идеей фильма о Вьетнамской войне он загорелся за несколько лет до съемок, прочитав мемуары военкора Майкла Херра, оценив его остроумие и нестандартный взгляд. Именно его фигура стала прототипом «рядового Шутника».

А ещё режиссёр восхитился воспоминаниями морпеха Густава Хасфорда — ему понравились резкие и фактурные диалоги. Увы, Хасфорд с Кубриком не подружились, хотя именно мемуары морпеха легли в основу сюжета — надо полагать с него списан персонаж пулемётчика, в переводе имевшим кличку «Животное» (Animal Mother в оригинале), такой же конфликтный и неуживчивый.

Само собой, эти мемуары не были литературным шедевром и едва ли годились в сценарий, поэтому Кубрик их переработал. Но снять шаблонную военную драму он не хотел — не тот коленкор. Кубрик был остроумным интеллектуалом (что успел к тому моменту доказать) и ярым ненавистником войны, его планы были шире. Поэтому над канвой, заложенной ещё Ремарком, он, можно сказать, даже поиздевался.

Фигуру отца — сержанта артиллерии Хартмана здесь исполнил Ли Эрмей, настоящий инструктор морской пехоты, заставший Вьетнамскую войну сам. Эрмей был техническим консультантом, но напросился на кастинг и Кубрик ему… отказал, тот показался ему недостаточно строгим!

Сержант артиллерии в армии США — это не обязательно артиллерист. В пехоте такие сержанты обслуживают и обучают личный состав использовать тяжёлые вооружения — пулемёты, миномёты, пусковые и т.п., командуют отделениями, расчётами орудий и экипажами техники. Но при этом они обязаны совмещать свою деятельность с технадзором тяжёлых и артиллерийских вооружений, а также подготовкой солдат роты по профилю.

Кубрику не понравилась прошлая роль такого же инструктора в другом фильме, но Эрмей не сдался — он переписал сам половину реплик героя, наполнив их колкими и грубыми выражениями (которые все так любят в озвучке Гоблина). Чтобы его герой выглядел резче, помощник режиссера кидал в него теннисный мяч, который он должен был ловить и отбрасывать, не прекращая отыгрыш роли.

А кто говорил что будет легко

Но мы тут не кинообзорами занимаемся — оставим это Кинопоиску и ютуберам — а изучаем, что же такого нестандартного сделал Кубрик. Нестандартность начинается с самого начала, ведь первую почти половину фильма мы видим учебку, из которой нам в итоге важны лишь два героя.

Учебка ломает устоявшуюся психику кадетов. Явный аутсайдер «рядовой Куча» в результате жесткой муштры, нагрузок, унижений Хартмана и собственных сослуживцев, потерял рассудок и убил себя заодно с инструктором.

Во второй части фильма мы видим саму войну, но нас не окунают в «окопную правду», ведь наш герой не спецназовец и не бывалый пехотинец — он военкор армейской газеты «Звёзды и полосы» (аналог советской «Красной звезды»), который с заданием примыкает к группе морпехов, сражающихся в городе Хюэ, куда проникла огромная рейдовая группа враждебных вьетнамцев.

Задача главного героя — сделать «патриотическую статью» для поднятия боевого духа. Или, простым языком — соврать о серьёзном просчёте командования, больших потерях, страданиях мирных жителей. В центре внимания тут не сам отряд его приятеля по учебке «Ковбоя» (члены которого не успев запасть в память погибают), а ложь — контраст того, чем война была на самом деле, и тем, как её пытаются подать остальным американцам.

Члены отряда гибнут не то, чтобы особо драматично или наоборот нелепо, скорее буднично — вот какой-то парень, и вот он труп, его перед этим не пытаются сделать «обаяшкой». Кубрик не следует канонам — ни война во Вьетнаме, ни даже война как таковая, его почти не интересуют (ни зрелищных боев, ни смакования милитари-эстетики). Режиссер исследует войну как часть природы человека — она калечит его ментально, или наоборот, сидит внутри и вполне естественна?

Нестандартное военное кино

В годы «холодной войны» Голливуд всё же больше старался снимать смотрибельные для аудитории, не травмирующие истории о простых парнях и трудной работе.

Военным не понравился посыл фильма «Взвод», а ветераны встретили его критикой, оливеру Стоуну пришлось тяжело без поддержки Минобороны США, но он справился

Военным не понравился посыл фильма «Взвод», а ветераны встретили его критикой, оливеру Стоуну пришлось тяжело без поддержки Минобороны США, но он справился

«Взвод» (1986)

Проблема в том, что снимать кино о войне, не сотрудничая с Министерством обороны, крайне сложно — именно министерство зачастую предоставляет оружие, массовку, технику. Если им не нравится ваша история, они могут отказать и кино не получит ничего, или придётся собирать реквизит с бору по сосенке, в итоге пострадают зрелищность и достоверность.

Но чуть позже общество и военные стали лояльнее к «несогласным» авторам, понимая, что такие щекотливые темы нуждаются в разностороннем культурном исследовании. Кроме того, «золотой стандарт» военных драм сильно ограничивал художественные средства — ну, опять нам покажут недружелюбный коллектив, «проклятую ненужную войну», наши парни гибнут не пойми за что, только форма и экипировка меняются согласно времени и войне.

  • Повелитель бури — фильм посвящён «не модной» специальности сапёров-взрывотехников, работающих в Ираке. Никаких крутых спецназёров и супер-операций, только незаметный труд квалифицированных специалистов, лишь ради динамики кино попадающих в передряги.

Главная тема — почему люди выбирают войну как профессию, чем эта работа так привлекательна, и без опасной работы люди не находят себе место в мирной жизни.

  • Поколение убийц — мини-сериал о вторжении в Ирак в 2003 году. Картина стремится всячески сломать клише «фильма про войну», американская «лейтенантская проза» (так назывались послевоенные мемуары младшего комсостава Красной Армии — неудобные пропаганде и портящие официальную картину ВОВ).

Мы видим, насколько боевые операции на самом деле хаотичны, как быстро рушатся нарисованные штабами планы и какой горькой ошибкой может оказаться недооценка противника. Повествование сопровождается достоверными деталями реальных событий, сериал намеренно снимали менее зрелищным, но более точным и правдивым.

  • Растрепо (2010 год) — документальный фильм британского военкора Тима Хатерингтона (погиб в Ливии в 2011 году, спустя год после премьеры). Он рассказывает о буднях заставы пехотинцев 173-й десантной бригады на аванпосту «Растрепо», в долине реки в провинции Кунар у Пакистанской границы — сложного участка на стратегически важном маршруте с нелояльным населением и высокой активностью талибов.

Автор пробыл с подразделением год: задокументировал и подлинный быт солдат, и то как выглядит военная работа без киноусловностей и домыслов ради зрелищности. Растрепо — фамилия медика взвода, погибшего в самом начале командировки.

Найти Растрепо на русском сложно, но вы сами знаете, на каких сайтах можно всё это скачать

Фильм отлично показывает, как выглядит «боевое братство», внезапные нападения и обстрелы поста. Во второй части участие подразделения в операции «Камнепад» — рейде батальона в долину, для снижения активностей партизан и безопасности строительства новой дороги. Несмотря на успех (были зачищены огромные районы, убиты лидеры и разгромлены импровизированые бункеры и склады), батальон потерял 10 солдат.

Рутина войны, как она есть. Стоит вашего внимания в своей правдивости.

А что вы могли бы посоветовать к просмотру?

Новости партнеров
Новости партнеров