Опубликовано 30 января 2024, 14:30
8 мин.

Гражданская война в США: с чего она может начаться?

Сгорел сарай — гори и хата
Почему так много говорят о новой гражданской войне в США? Что происходит в Техасе и что там за кризис — объясняем.

Президент США Байден и ранее имел огромные шансы войти в историю как самый непопулярный президент страны, но, судя по последним событиям, останавливаться он не собирается. Причина — кризис на границе США и Мексики, а точнее штата Техас. Многие эксперты уже даже весьма не иронично поговаривают если не о гражданской войне, то о ситуации, которая может её спровоцировать.

Что там происходит, почему ситуация настолько напряжённая, и с чего вдруг это может перерости в громкий термин «гражданская война»? Сейчас внятно, в меру подробно объясним.

© Вариант развития событий

Штаты США

В первую очередь, нужно будет дать пояснение, что же такое «штат». Большинство из вас наверняка полагают, что это субъекты федеративного государства США (как у нас области или национальные республики), и, в общем, будут правы. Но само слово «state» переводится как государство, и дословно аббревиатуру USA можно перевести как «Объединённые Государства Америки».

Согласно 10-й поправке Конституции США все вопросы, прямо не оговоренные конституцией, и прямо ею не запрещённые, остаются в ведении властей штата. Это значит, что львиная доля аспектов жизни рядового гражданина страны регулируется, в основном, законами штата, где он проживает. Точнее даже так — сначала ты гражданин своего штата, а уж потом США.

Штрафы за вождение, покупка алкоголя, сексуальные отношения, приговоры суда, брак и развод, покупка оружия и боеприпасов — правила всего этого вокруг отличаются от штата к штату.

Власть там принадлежит губернатору, его избирают прямым голосованием, а не как президента — с помощью сложной и весьма запутанной системы выборщиков. Вообще, всю историю с выборщиками и придумали, чтобы уровнять штаты — даже самый малонаселённый должен равно с остальными влиять на политику в США.

Предыдущая Гражданская война

Предыдущая Гражданская война

Большую часть сравнительно недолгой истории страны в США шла напряжённая борьба между сторонниками широких полномочий штатов (где федеральное правительство решает только оборонные и внешнеполитические задачи) и сторонников централизации — ну, как и в большинстве стран мира.

Однажды это противостояние уже приводило к Гражданской войне 1861−1865 годов, которую уже потом, задним числом, притянули к проблеме отмены рабства. В действительности же это было накопленное недовольство ряда штатов политикой «федералов» и желание покончить с этим, выйдя из состава США.

В итоге победили «федералы», но это означало лишь некоторые ограничения полномочий штатов. В остальном власти штата остаются весьма самостоятельными, и даже принадлежность губернатора к той или иной партии (их всего две — республиканцы и демократы) не является (или не всегда является) определяющим фактором его внутренней политики.

Это важная справка, она поможет вам понять суть ситуации, а нам не придётся подробно объяснять все перипетии принятия законов и цитировать выдержки из документов.

Миграционная политика

США очень долго принимали мигрантов со всего света практически без ограничений до середины XX века, после чего взялись регулировать этот вопрос законами и регламентом, сильно ограничив въезд.

В сущности до последнего времени гражданином США можно было стать довольно немногочисленными методами — фактически родиться на территории, купить гринкарту (полное резиденство, но без политических прав) инвестировав в экономику страны около 500 тыс. $, выиграть гринкарту в ежегодную лотерею, либо получить рабочую визу, которую спустя время можно было превратить в гринкарту. В общем, всё это весьма не просто.

Но оставалась нелегальная миграция, в основном из стран Южной и Центральной Америки (в первую очередь, Мексика). Федеральные законы страны позволяют оформить гражданство человеку, если он уже прожил в США 10 лет и более, пусть даже и нелегально. Таким образом, мигранты приезжали в страну, неофициально работали, чтобы не отсвечивать, а потом легализовывались.

Хотя, с одной стороны, эти люди нарушали закон, с другой были очень нужны экономике — дешёвая рабочая сила. Мигранты готовы пахать за копейки, им не нужно к зарплате накидывать социальные компенсации, а в случае чего можно и припугнуть экстрадицией. Это закрывало большое количество рабочих мест с грязной и неблагодарной работой, на которую не рвались сами американцы.

Поэтому нелегальная миграция была обыденностью, с которой боролись для галочки, но полностью пресечь не торопились. До какого-то момента.

С началом «арабской весны» в 2010-е годы кроме привычных источников нелегальной миграции добавились выходцы из мусульманских стран, которые для въезда использовали проторённые дорожки через американо-мексиканскую границу. Поставка в США мигрантов давно превратилась в бизнес мафии, но в 2010-е годы это была уже почти отдельная отрасль с огромными оборотами.

Другим важным нюансом стало то, что федеральное правительство в президентство Обамы всё мягче и мягче проводило миграционную политику. Даже пойманные пограничниками люди часто не выдворялись обратно, а получали помощь и даже доставлялись в ближайшие штаты самими «федералами».

Миграционный кризис

Предвыборная кампания Дональда Трампа к выборам в 2016 году во многом уже строилась на ужесточении миграционной политики.

Количество мигрантов в год уже исчислялось сотнями тысяч, они заполоняли города, формируя собственные гетто. Как водится, в таких условиях выходцы из иных стран и культур не торопились перенимать образ жизни и мышления местных, то есть ассимилироваться. В гетто росла преступность, торговля наркотиками, местные уже неохотно учили английский, потому как в густонаселённых испаноязычных районах это становилось не так уж необходимо.

© Репортаж о мигрантах в Чикаго

В общем, спрос граждан на резкие и эффективные меры возрос — никому ситуация не нравилась, а становилась она только хуже. Тем не менее, за свою каденцию Трампу особенно не удалось ничего добиться, а его проект сплошной стены на границе вообще вызывал смех политических оппонентов.

После победы Джозефа Байдена в 2020-м ситуация не просто вернулась на круги своя, а только усугубилась — всего за время его президентства около 6 миллионов нелегалов заполнили американские города. Ситуация стала уже отчаянно накаляться. Независимые журналисты выявили целые каналы доставки иммигрантов, где под них выделялся транспорт и помещения — полицейские участки, школы, склады, терминалы аэропортов и т. п.

Вы наверняка заметили тенденцию — количество нелегалов растёт при демократах, а вот республиканцы как раз в массе своей против. Демократическая партия США уже давно заигрывает с леворадикальными идеями в духе троцкизма — белая вина, квоты для нацменьшинств, строгая и бездумная уравниловка. Впрочем, об этом говорят везде и мы не будем повторяться — сами знаете.

Отсюда вытекают различные догадки, зачем им это нужно:

  • Транснациональные компании — им выгодно насыщать экономику дешёвой рабсилой, при этом наплевав на социальные издержки. Капитализм мыслит квартальными отчётами о доходах, а не долгосрочными стратегиями, порой предполагающими затратные и неприбыльные меры на разных этапах.

Таким образом, леворадикальные активисты демпартии выполняют роль «полезных идиотов». Их эмоциональные оценки и высокопарные заявления о гуманизме позволяют заморозить ситуацию и продолжать «мегакапиталистам» строить бизнес привычными методами. Именно крупные компании (вроде того же Амазон) лоббируют мягкую политику к нелегалам.

  • Социальная инженерия — более конспирологическая теория, где тайный «дипстейт» (deep state — глубинное государство) по понятным только ему причинам стремится замещать прежнее население. Главной фигурой ненависти конспирологов является пресловутый миллиардер Джордж Сорос и его отпрыски.

Зачем им это нужно? Как вариант — заместить стареющее и мало рожающее белое население более свежей кровью. А быть может, «испорченные свободами» белые (и многие черные) американцы малопригодны для строительства новой тоталитарной системы. Теорий тут много, одна безумнее другой, но вполне может быть, что истина кроется где-то рядом.

  • Политика демократов — наиболее «рабочая» версия, которая, тем не менее, связана с предыдущими. Коррумпированые политические элиты вокруг демпартии устали соревноваться с республиканцами за политическую власть в открытых выборах.
Джордж Сорос, лицо которое ответственно за все современные проблемы американцев, по мнению консерваторов

Джордж Сорос, лицо которое ответственно за все современные проблемы американцев, по мнению консерваторов

Прерывание правления демократов республиканцами не даст последовательно проводить свою политику. Для идеологов это невозможность реализации радикального социального преобразования, а для коррупционеров — потеря кормящих постов в правительстве, через которые лоббируются чьи-то интересы или просто отмывается бабло.

Мигранты — надёжные голоса на выборах для демократов с их социально ориентированной политикой: пособия, раздача гражданства (без этого нельзя голосовать), мягкие наказания для этнических преступников и т. п. Наконец, главное — мигрантам выгодны демократы у власти с их открытой миграционной политикой, потому как в планах мигрантов перевозить в США родственников и друзей, а ужесточение со стороны республиканцев не даст этого сделать.

Так как в федеральных выборах участвуют выборщики, количество которых не равно от штата к штату, результаты часто зависят от того, какой партии в итоге отдадут голоса выборщики. Поэтому мы часто слышим «Техас проголосовал за N» или «Пенсильвания проголосовала за N». Есть традиционно синие штаты (постоянно голосуют за демократов), есть красные (за республиканцев) и колеблющиеся (в разное время за разных), за последние развернулась самая острая политическая борьба.

Стратегия демократов становится ясной — насытить электорат традиционно красных и колеблющихся штатов лояльным человеческим материалом, что позволит политически нейтрализовать республиканцев и окончательно удержать демократов у власти. Мигрантов стараются направлять именно в эти штаты, а вот традиционно демократические оберегают — там уже есть BLM и тому подобное.

Республиканские (красные) и демократические (синие) штаты на 2023 год

Республиканские (красные) и демократические (синие) штаты на 2023 год

Наконец, жители и власти «красных» штатов стали о чем-то таком догадываться — им федералы запрещают перемещать мигрантов в другие штаты, требуя оставить у себя. Тут-то и завертелось...

Обострение

Контроль границы лежит на Погранично-Таможенной Службе Министерства внутренней безопасности США. Это федеральный орган, он подчиняется федеральному правительству, как, например, армия.

Но и у губернатора штата есть свои силовики — в первую очередь, полиция (она может быть своя не только в штате, но даже у отдельного города). Но самое интересное — это Национальная Гвардия США, она тоже подчиняется губернатору.

Национальная гвардия имеет двойное подчинение — и федеральное и штату. В первом случае, это резерв Вооруженных Сил — нацгвардейцы собирали сводные подразделения в Ирак и Афганистан (а вообще до половины участников в этих войнах), в крупной войне на базе частей Нацгвардии могут быть развернуты армейские соединения. Служат там как солдаты выходного дня — сборы по выходным и полевые учения раз в год.

Губернатор штата в праве призвать силы Нацгвардии для решения чрезвычайных ситуаций — пожары, наводнения, ураганы, беспорядки, всё разгребают в основном нацгвардейцы. Федералы же распоряжаются Нацгвардией в режиме военного положения уже как полноценной армией.

Нацгвардейцы на границе

Нацгвардейцы на границе

И вот, намедни, случается беспрецедентный случай:

24 января, губернатор штата Техас Грег Эббот объявил, ни много ни мало, «режим вторжения», что позволяет ему расширить полномочия и использовать силы Нацгвардии. Военные берут под контроль границу Техаса с Мексикой и силой препятствуют незаконному проникновению. В этом им помогают так же сформированные отряды добровольцев и полиция.

Техас принимал подобные меры и раньше: устанавливал колючую проволоку, брал под свой контроль пропускные пункты, создавал препятствия на реках. Во всех случаях федеральные службы возвращали ситуацию под свой контроль и продолжали саботировать свои же обязанности.

В новых условиях техасцы действуют куда решительнее, игнорируют пограничников и их попытки вернуть контроль, а ещё не обращают внимания на окрики из Вашингтона. После ряда громких заявлений Эббот дал понять, что не планирует включать заднюю, а потом и вовсе его поддержали 25 других штатов, собирая своих добровольцев на помощь Техасу.

Налицо открытый конфликт властей штата и страны, в котором у федералов очень мало рычагов давления. В основном из-за 10-й поправки — она никак не может запретить Эбботу использовать Нацгвардию в чрезвычайной ситуации и не предполагает никаких запретов делать это со стороны президента.

Сотрудники Федеральной Погранично-Таможенной Службы

Сотрудники Федеральной Погранично-Таможенной Службы

Единственный шаг, который остался у Байдена… ввести военное положение, после чего нацгвардейцы перейдут в его подчинение и им можно приказать оставить границу. В противном случае будут действовать законы от 1807 года и действия властей Техаса будут квалифицированы как мятеж — со всеми последствиями.

Ставок на такой цугундер мало. В преддверии выборов это сильный удар по позициям как самого Байдена, так и любого другого кандидата от демократов (повесточка-то одна на всех). Едва ли действующий президент, которому отказываются подчиняться 25 штатов (половина страны), выглядит как перспективный лидер на следующий срок.

Политические последствия

О расколе в США и перспективах гражданской войны говорили ещё в каденцию Трампа, во время беспорядков BLM 2020 года, но то была уличная история. Теперь же раскол внутри самой власти, где каждая сторона располагает и ресурсом, и легитимностью, и силовиками.

Несмотря на наличие в Техасе сепаратистских настроений, выход его из состава США маловероятен, хотя только у этого штата есть право на проведение референдума о выходе из состава федерации, чего у других штатов нет. Эта ситуация настолько токсична для экономики и финансов страны, что может повлечь катастрофические последствия.

Конгрессмены же, а большинство из них республиканцы, теперь ставят демократам ультиматум — или возврат границ под контроль Федеральной Пограничной Службы, или деньги для Украины. И демократы не в положении располагать третьим вариантом. Впрочем, едва ли у республиканцев в Конгрессе есть рычаги прямого давления на республиканца же Эббота, который в первую очередь отвечает перед гражданами штата, а не сопартийцами.