Игры
31 декабря 2012, 18:30

Обзор игры Assassin’s Creed 3. Как творят историю

Знакомьтесь — Радунхагейду, он же Коннор Кенуэй, почти настоящий индеец с луком и томагавком, оказавший громадное влияние на судьбу государств Северной Америки. Виртуальной Америки, разумеется. А вот имеет ли он отношение к действительной истории?

Знакомимся с нашим героем. Этакий романтик с большой дороги.

Название игры:  Assassin’s Creed 3
Жанр:  Third Person Action, adventure
Разработчик:  Ubisoft Montreal/Annecy/Quebec/Singapore/Ukraine
Издатель/в России:  Ubisoft/Акелла и 1С-Софтклаб
Похожие игры:  серии Assassin’s Creed, Prototype, Hitman
Платформы:  PC, PS3, Xbox 360, Wii U
Дата выхода:  31 октября 2012 года (PS3, Xbox 360), 22 ноября 2012 (PC), 30 ноября 2012 (Wii U)
Официальный сайт:  http://assassinscreed.ubi.com/ac3/ru-RU/

Всю свою игровую историю Орден Ассасинов не на жизнь, а на смерть сражался с могущественным, вездесущим и коварным Орденом Тамплиеров. Давайте взглянем повнимательнее на этих посланцев мирового зла и поймем, что же мы о них знаем на самом деле.

Люди тут разные ходят…

Итак, по сведениям епископа Вильгельма Тирского, вскоре после взятия крестоносцами Палестины девять рыцарей во главе с Гуго де Пейном основали нечто вроде добровольной дружины. Причиной создания этой организации послужили толпы высокодуховных, любопытных, но совершенно беззащитных паломников, кои массово ринулись на просторы Святой Земли, несмотря на многочисленные опасности подобного рода путешествий. Туристические компании в те времена еще не работали, а подавляющее большинство государств переживало за безопасность своих подданных еще меньше, чем сейчас, так что количество паломников на пути к местам поклонения сокращалось буквально на глазах.

Вот именно заботу об этих несчастных (хотя, как посмотреть) и решили взять на себя Нищие Рыцари, как именовали себя де Пейн и компания (есть и иная версия, согласно которой защита паломников была наложена на свежеиспеченный орден в качестве послушания, ну да не суть важно). Впечатленный инициативой небогатых добровольцев, король Иерусалима Балдуин II (ну вот такое имя у человека, зато король) выделил им небольшой кусок собственного дворца, включавший в себя церковь. Весьма религиозные рыцари (что, в общем-то, понятно из их мотивов) могли благополучно предаваться молитвам по месту, так сказать, жительства, а в народе стало бытовать их неофициальное название — «тамплиеры», в переводе — «храмовники».

Шло время, количество членов ордена росло и он, несмотря на весь свой идеализм, стал заметной финансовой организацией в средневековой Европе (разумеется, с благословения Папы Римского), фактически изобретя современное банковское дело. Собственно говоря, чрезмерное богатство тамплиеров и погубило: одним из крупнейших их должников являлся король Франции Филипп IV, с чьей подачи в 1307 году множество членов ордена было арестовано, допрошено инквизицией (а в допросах тогда толк знали) и казнено. В 1312 году тамплиеров признали официально распущенными, а еще пару лет спустя был прилюдно сожжен последний Великий Магистр ордена, Жак де Моле. Остатки рыцарей-храмовников прибивались к другим орденам, скрывались от властей, угрожать миру не пытались и власти вроде бы не искали.

Пищу для творчества разработчикам могло дать, разве что, демонизированное описание тамплиеров из «Истории Магии» Эфиала Леви, но как серьезный исторический источник воспринимать этот труд вряд ли стоило. Что же касается фанатиков-ассасинов, то они действительно попортили крови средневековым крестоносцам, но по совокупности своих деяний и стремлений на положительных героев ну никак не тянут.

В игру вернулись лошади. Правда, прока от них немного

Казалось бы, что толку от этих исторических придирок к игре, основанной на фантастическом сюжете? Какие уж тут претензии к тамплиерам, если в серии фигурирует заезженная донельзя раса Предтеч и машины, ловко выковыривающие генетическую память из цепочек ДНК? А все просто, уважаемые читатели: любой фантастический мир, будь он книжный, кинематографический или игровой, требует, чтобы в него верили. А для этого ему не стоит вступать в противоречие с миром реальным. В далекой галактике зеленый человечек может сколько угодно размахивать световым мечом, в отдельностоящем мире Средиземья орки готовить заливное из эльфячьих ушей, но если уж разработчики переносят действие в историю нашего мира, не стесняются демонстрировать нам реально существовавших известных персон, да еще и заявляют об «исторической достоверности», то им стоит быть поаккуратнее. Вторая же причина нашего недовольства несколько банальнее и была уже изложена в одной из предыдущих статей: видеоигры оказывают столь могучее влияние на своих поклонников, что любая внешне похожая на правду информация воспринимается зачастую как истина в последней инстанции. А раз так, то пусть уж эта информация сколько возможно соответствует действительности.

Завсегдатаи таверн с удовольствием поиграют с вами в настольные игры

Вернемся же, однако, к Assasin’s Creed 3. Как и раньше, вашим протагонистом выступает Дезмонд Майлс, который, в свою очередь, «играет» в воспоминания своих предков. Правда, делает он это не из развлечения, а исключительно по острой необходимости: конец света от известного числа известного года (кстати, если вы читаете эти строки, то массовая истерия по этому вопросу уже должна бы прекратиться) готовится наступить окончательно и бесповоротно. Единственная надежда на Предтеч — эти непостижимые древние, как всегда, спрятали в кустах машину-спасения-от-всего, ну а ключ в те кусты ходит среди людей с незапамятных времен. Среди каких именно людей? Известно каких — в мире AC все интересное крутится исключительно вокруг ассасинов и тамплиеров. Место действия — Новый Свет, а интересующий нас временной промежуток — вторая половина XVIII века, период, захватывающий Семилетнюю Войну и Американскую Революцию.

Для начала нам предлагают несколько неожиданный сюжетный ход — пройти пролог за тамплиера по имени Хейтем. Да-да, оказывается, у Дезмонда в роду затесались его извечные противники. А Хейтем оказывается очень харизматичным и ярким персонажем, демонстрирующим зрелость суждений и немалое благородство. Впечатление он производит куда лучшее, нежели его незаконнорожденный сынок Радунхагейду (он же Коннор, дабы язык не ломать), являющийся главным героем AC3.

Хейтем сдержан, но опасен

Но уж кого назначили центральным персонажем, тем и будем бегать. И вот подконтрольный нам полуиндеец растет, матереет, проходит курс молодого убийцы под руководством престарелого афроассасина, пытается уберечь родное племя от радостей колонизации, охотится за родным папенькой и, конечно же, играет чуть ли не ключевую роль в завоевании Америкой независимости. Вообще сюжет хочется больше похвалить, чем поругать: он весьма напряжен, динамичен и интересен. Пожалуй, сценарий в AC3 удался куда лучше, чем в прежних частях.

Детство Радунхагейду было трудное…

…каждый обидеть мог.

Что же касается его историчности, то хотелось бы отметить, что с рекламным лозунгом «узнайте всю правду о…» разработчики выступили как-то неосторожно. «Правда», которую мы узнаем, касается, например, разбросанных по всему Бостону записей Бенджамина Франклина, в коих он просит найти Хейтема, а потом это задание (видимо, по наследству) достается и Коннору. Несобранность знаменитости простить можно, вот только на момент этой просьбы ему надлежало быть в Филадельфии. Сурово игра обошлась с Чарльзом Ли — все-таки темной истории с его недоказанным предательством у Монмута, пожалуй, недостаточно для звания главного негодяя.

Кстати, угадайте, кто свел «в ничью» эту самую битву при Монмуте (одно из крупнейших сражений Войны за Независимость, между прочим), да еще и при помощи всего лишь одной пушки? А кто на легком паруснике потопил при Чесапике чуть ли не весь Британский флот (по версии игры сами «борцы за независимость», видимо, стояли в сторонке и не мешали, хотя силы-то были примерно равны)? Да уж, много дел может наворотить энергичный индеец, ежели его правильно замотивировать. Зато в результате всех совершенных деяний Коннор присутствует на подписании Декларации Независимости, в каковой момент американским игрокам, видимо, полагается пускать скупую слезу и не обращать внимания на участие в деле каких-то индейцев.

Вот такая в Assassin’s Creed 3 война

Резюмировать эту часть мы можем так: с историей в игре стало получше, но надеяться получить из нее «всю правду…», конечно же, не стоит. Разве что правду о совести маркетологов.

Игровой процесс в целом остался почти прежним, разве что меньше стало необходимости в лазании по стенам. Оно, пожалуй, и правильно — города стали гораздо живее, чем раньше, мир в целом выглядит реалистичнее и теперь даже как-то неудобно смущать благочинных горожан своими прыжками и акробатическими кульбитами. Боевая система стала зрелищнее, но, опять же, каких-то значимых нововведений замечено не было. Разве что повсеместное распространение огнестрельного оружия внесло свои поправки: перед рукопашной схваткой можно подсократить количество оппонентов метким выстрелом. Правда, на перезарядку пистолета времени, как правило, уже не остается. Солдаты тоже не стесняются применять табельные мушкеты по вашей ростовой фигуре, так что придется быть проворным или использовать ближайшего противника как живой щит.

Одним махом двоих-то и зашибем…

Банально, топором, по-индейски

Какой же индеец да без охотничьих трофеев? Широкие просторы фронтира населены разнообразным зверьем и вам даже не придется получать никаких промысловых лицензий. Добычу можно выслеживать по следам, приметным признакам, а можно просто ловить все, что бегает вокруг — благо в Assassin’s Creed 3 зверье доверчивое, вас ни во что не ставит и, как следствие, совершенно не боится. Резать млекопитающих предпочтительнее пружинным клинком — так шкурка целее остается. Подстерегли в кустах оленя или, как вариант, догнали зайчика (интересно, авторы пробовали повторить этот фокус?), пырнули животину, да и сняли шкурку на продажу. Помимо безобидных травоядных в североамериканских лесах встречаются пумы и медведи, которые и сами не прочь ободрать шкурку с зазевавшегося охотника. Битва с ними скоротечна и проходит в виде QTE-сценки.

Человек-обезьяна в поисках пропитания

Вооружение Коннора пестро и в меру разнообразно. Пистолетом и саблей бледнолицых не напугаешь, они привычные, так что придется научиться орудовать томагавком и луком, соответственно своему происхождению. С луком герой вообще не расстается ни на минуту, напяливая его даже поверх элегантного камзола. Весьма потешно смотрится. Обзавелся Коннор и экзотикой — китайским шенбяо, по-простому — дротиком на веревке. С его помощью можно стреножить противников, а можно и убивать их с особым цинизмом, подвесив болтаться на ближайшей ветке. Благородные цели, знаете ли, требуют.

Шенбяо в действии

С луком в Assassin’s Creed 3 вы не расстанетесь

Пожалуй, лучшим новшеством серии в третьей части стали морские сражения — недаром именно они демонстрировались на осеннем Игромире. В какой-то момент по сюжету в ваше распоряжение поступает старый, побитый, но вполне бодрый парусник с командой и вооружением в качестве бонуса. Управление кораблем, конечно, аркадное донельзя, но сам процесс доставляет массу удовольствия. Мы контролируем штурвал судна, его паруса (всего три скорости: «на всех парусах», «в полсилы» и «полный стоп»), командуем бортовыми залпами и наводим на цель «точечные» фальконеты. И вот из этого немудреного набора разработчикам удалось создать поистине грандиозное развлечение. Мы топим вражеские (преимущественно британские) корабли, обстреливаем береговые форты, лавируем среди мин (кстати, первый опыт их применения как раз и выпадает на период американской войны за независимость, тут разработчики молодцы) и идем сквозь бури. К сожалению, сюжетное прохождение весьма скупо на «морские» миссии, но зато побочных квестов такого рода достаточно. Не пропускайте их, в Assasin’s Creed 3 действительно интересно сменить капюшон ассасина на треуголку капитана.

Таран — оружие героев

«…но крикнул капитан: на абордаж!!!»

Красиво форт горит…

В качестве базы Коннору служит целое поместье Дэвенпорт. Жить вдвоем с ворчливым наставником индейцу-полукровке вскоре становится скучно, так что он собирает вокруг себя целую коммуну запуганных, обездоленных, но работящих людей. Задания подобного рода помечены на карте символом домика и их выполнение приносит немалую пользу: поместье обрастает производствами и ремесленниками, начинает приносить прибыль и просто радовать глаз. В конце концов, дом должен быть уютной крепостью.

Движок Anvil демонстрировал нам все перипетии ассасино-тамплиерских взаимоотношений с 2007 года, в третьей части используется его же доработанная версия. Жаловаться не приходится — живописные американские леса, шумные города и многочисленные люди выглядят очень достойно. Впервые нам предлагают смену времен года — каждая локация предстанет перед нами и в летнем, и в зимнем уборе. И по части сугробов отдано должное реализму: персонаж идет по ним с явным трудом, проваливаясь и застревая. Возможно, даже матерясь про себя на наречии могавков.

Спортивное ныряние в сено никуда не делось и в Assassin’s Creed 3

Честно признаться, AC3 даже как-то удивил. Игра стала интереснее, насыщеннее, живее. Вполне возможно, что она заинтересует и тех, кто раньше не слишком жаловал похождения рыцарей капюшона и стилета. Что же до исторической справедливости… Вряд ли ее стоит требовать от развлекательного продукта, тут спору нет. Но вот рекламщикам и маркетологам Ubisoft стоило бы поаккуратнее разбрасываться громкими словами. Им ведь могут и поверить.