19 июля, 13:01
8 мин.

Почему ракеты на Украине не сбивают

Откуда такая результативность комплексов малого радиуса?
Конфликт на Украине перешел в так называемую третью фазу, которую эксперты называют противостоянием тактического ракетного вооружения класса земля-земля. Почему это далеко не новое и не самое передовое оружие оказалось столь эффективным? И как системам ПВО ПРО ему противостоять?
Почему ракеты на Украине не сбивают

Современный конфликт на территории Украины стал во многом уже уникальным. Между прочим, это первый серьёзный (и продолжительный) конфликт близких по силе военных группировок с современным вооружением после Второй мировой войны.

Мы стали свидетелями активнейшего применения всех конвенциональных (и не очень) вооружений кроме ядерного, особенно массово авиацию и ракетные системы тактического и оперативно-тактического назначения. Но наиболее одиозной темой на текущем витке противостояния стало применение средств ПВО, к которым у обеих сторон есть вопросы.

Почему ПВО не сбивает? Почему ПВО сбивает не всегда? Почему ПВО сбивает не всё? Каналы в «телеграм» полнятся претензиями к военным от гражданских по обе стороны, ведь… ракеты прилетают.

Пуск ракеты тактического комплекса Точка-У

Пуск ракеты тактического комплекса Точка-У

Но невозможно не рассказать об основных принципах работы ракетного ПВО

Как работает ПВО?

Когда говорят о каком-либо зенитном-ракетном комплексе, в статьях или репортажах, нам показывают по большей части только часть комплекса, в виде пусковых установок, ПУ, или на жаргоне «пвошников» - «пушек». Тут можно понять гражданских, делающих материал для гражданских – оружие, это то, что стреляет-пуляет.

Из пусковой вылетает ракета, это зрелищно, это круто, и именно пусковые воспринимаются как что-то, что действительно воюет, остальное так… периферия.

Но на самом деле, главное, что обеспечивает боевую работу, например, зенитного-ракетного дивизиона, это радары – в комплексе С-300ПМ это РПН (радар подсвета и наведения), НВО (низковысотный обнаружитель) и РЛО (радиолокационная станция обнаружения). Радары служат для разведки воздушного пространства и определения целей (РЛО и РПН), сопровождения целей, подготовки пуска ракеты, затем помогают ей добраться и, наконец, оценивают итог стрельбы.

РЛО имеет большую дистанцию обнаружения (1000 км), и служит для оперативного наблюдения за «полем боя» или, если система заточена на ПРО (противоракетная оборона), работать по баллистическим и крылатым ракетам, а вот РПН (150-300 км, в зависимости от модификаций радара и поколения С-300) в дивизионах выполняют основную боевую работу по самолётам.

НВО, как можно догадаться, служит для работы по низковысотным целям (крылатые ракеты, в отдельных случаях вертолёты и БПЛА). У этого радара очень низкий потолок, но зато он более зоркий, чем РПН.

Всю историю противостояния артиллерийских ПВО и самолётов, последние поднимались всё выше и выше, где и попасть тяжелее, да и снаряд может не долететь. Ракетные системы наоборот, заставили самолёты опускаться на предельно малые высоты, и создавать крылатые ракеты (по сути беспилотные самолёт-снаряды), способные лететь очень низко и огибать в полёте рельеф. Да в общем-то и всплеск развития беспилотников связан с ними же.

Пусковая комплекса С-300В для сухопутных войск на гусеничном ходу (вид сзади)

Пусковая комплекса С-300В для сухопутных войск на гусеничном ходу (вид сзади)

На большой высоте от радара не скрыться, а вот предельно малые высоты засорены пассивными помехами — деревья, горы, трубы заводов, ЛЭП, и т. д.

НВО настроен работать именно в такой среде, и, помимо активной работы, ещё и выступает элементом защиты позиции — может определять даже очень маленькие цели (с малой ЭПР — эффективной площадью рассеивания сигнала). То есть цели, которые не дают такого чёткого отражения сигнала, «мутные и скользкие», как крылатые ракеты или БПЛА, которые могут атаковать сам дивизион ПВО. А низкая мощность передачи сигнала помогает, если применяется РЭБ и специальные противорадиолокационные ракеты.

Поэтому комплекс С-300П, комплекс С-300ПМ, а далее С-300ПМУ2, С-400, С-500 очень отличаются по своим возможностям, основаны на разных типах и поколениях радаров (с фазированной антенной решёткой) и разной элементной базе в целом. Хотя внешне при беглом осмотре очень похожи.

То же касается комплексов на ступеньку ниже, типа Бук, ещё ниже — Тор, Оса или Панцирь, и так до Тунгусок или Стрела-10. Они тоже в модификациях очень отличаются и применяют разные ракеты, у которых тоже разные ТТХ по скорости, дальности, стойкости к помехам и т. д.

Ступеньки «спускаются» согласно возможностям по радиусу обнаружения и дальности/потолка перехвата целей. На самых младших (Тор, Панцирь, Тунгуска) радар и пусковая размещены на одной машине, а Стрела-10 и прочие ПЗРК опираются уже на визуальное обнаружение оператором. Чем ниже комплекс по возможностям, тем выше его мобильные и оперативные возможности по поддержке полков и бригад.

Боевая стрельба С-400

Как ракеты противостоят ПВО?

Самолеты отсечем для того, чтобы не отвлекаться, и сбережём ваше время. Ракеты же, главным образом делятся на два типа:

  • Крылатые — как уже сказано, могут, как самолёты, лететь предельно низко (от пары сотен, до считанных метров над землёй). Могут поражать очень удалённые цели (иногда свыше 2000 км). Их основная фишка — малая заметность. Они словно акулы в мелководье: когда видишь плавник — уже поздно. Крылатые ракеты используют малые высоты с высокой пассивной помеховой средой, это спасает их от обнаружения большим спектром радаров до того момента, когда что-то сделать уже поздно.

  • Баллистические (квазибаллистические) — ракеты, выпущенные по баллистической траектории, то есть с заданным на старте направлением движения (сюда относятся и МБР с ядерной боевой частью, и Скады, и Точка-У). А бортовая навигация обеспечивает только коррекцию траектории при подлёте к цели.

Как правило на всех этапах полёта (разгонный этап, баллистический и финишный) ракета не маневрирует. Квазибаллистические (Искандер-М, например) могут маневрировать на отдельных, или на всех этапах полёта, чтобы быть более устойчивыми к противодействию ПВО.

Комплекс Эльбрус (НАТО —  «Скад») стал именем нарицательным для оперативно-тактических ракет в конце холодной войны

Комплекс Эльбрус (НАТО — «Скад») стал именем нарицательным для оперативно-тактических ракет в конце холодной войны

  • Оперативно-тактические (ОТ) — с дальностью до 250-500 км и, чаще всего, неядерной частью (хотя и для неё есть опция, если очень нужно). Боевые части могут варьироваться — кассетные, бункерные, объемно-детонирующие. Поражают цели на большой оперативной глубине — это, как правило, штабы и инфраструктура на уровне армия/группа армий (ж\д станции, ремонтные и топливные базы, склады). Это комплексы типа Эльбрус (он же Скад, СССР), Искандер (Россия), ATACMS (в зависимости от типа ракеты, США).

  • Тактические (Т) — с дальностью от 10-20 км до 170 км. Как можно понять, работают по тем же примерно объектам, но на уровне корпус/дивизия, то есть на меньших дистанциях и ближе к непосредственной линии соприкосновения с противником. Могут атаковать и укреплённые участки непосредственно на переднем крае. Это комплексы типа Точка-У (СССР), ATACMS (в зависимости от ракеты, США)

Отдельно важно указать и системы РСЗО. В массовом сознании они ассоциируются с «Катюшами» времён ВОВ или «Градами» времён войн в Афганистане и Чечне. Это неуправляемые баллистические ракеты, небольших габаритов, которые выстреливаются помногу сразу и накрывают целые площади.

Читайте также

Американцы занялись такими системами довольно поздно, ближе к концу «холодной войны», и на сегодня имеют РСЗО типа М270 MLRS (гусеничные, 12 пусковых) и HIMARS (колесные, 6 пусковых). Ракеты у них вариативные, которые с появлением программы GMLRS летают до 92 км (в версии ER GMLRS — до 150 км).

Активно воюющий ныне на Украине "Хаймарс" — пакет с шестью пусковыми не требует даже заряжающей машины, эдакий "пулемёт" среди тактических комплексов

Активно воюющий ныне на Украине "Хаймарс" — пакет с шестью пусковыми не требует даже заряжающей машины, эдакий "пулемёт" среди тактических комплексов

Несмотря на то, что их формально относят к РСЗО, устроены они чуть иначе. HIMARS/M270 работают скорее как тактические ракеты малой дальности и могут атаковать цели как одной, так и несколькими ракетами с высокой точностью (круговое вероятное отклонение менее 1 метра), а не накрывают площади большим количеством неточных ракет.

Модернизация российских комплексов Град и Смерч до уровня Торнадо-С (дальность до 120 км) получила схожие возможности, но таких систем на вооружении всего несколько десятков против более тысячи установок на вооружении американцев.

Для работы против стратегических ракет применяются комплексы ПРО (противоракетной обороны). А вот начиная от оперативно-тактических и ниже, ракеты становятся стандартным противником и целью для систем ПВО большого и среднего радиуса.

Почему ПВО сложно противостоять ракетам?

Формально ракеты ОТ и Т можно поразить поздними комплексами С-300 (С-400) на почти любых этапах полёта, а кое-что окажется по зубам и для более лёгких ЗРК Бук среднего радиуса. Как минимум, на финальном этапе подлёта, когда ракета идёт на снижение (баллистическая траектория может проходить и на 50, и на 100 км). Комплексы могут засечь ракету от момента пуска, а потом работать сразу по нескольким целям.

Боевая работа HIMARS

Но боевые действия показывают, что ПВО едва справляются с третью пущенных ракет. А уж американские HIMARS с в общем-то лёгкими, недальнобойными и невысоко летящими ракетами стали настоящей головной болью. Почему же ПВО оказались не так всесильны, как часто нам об этом рассказывают восторженные патриотичные журналюги из телевизора?

Ответ не так уж и сложен — время. Скорости ракет очень высоки (сверхзвуковые, а на финише могут доходить до около гиперзвуковых скоростей), что при небольших дальностях полёта даёт очень невысокое время подлёта к цели. Например, у Т комплекса Точка-У, подлётное время на предел дистанции всего 136 секунд, а это 120 км, между прочим.

Соответственно, пуск ракеты типа М31 американского HIMARS на дистанцию в 70-80 км занимает заметно меньше 2 минут. А среагировать на такую угрозу комплекс ПВО может элементарно не успеть — для этого нужно непрерывно 24/7 мониторить огромные куски неба, что под силу только очень густой и эшелонированной системе ПВО в режиме боевого дежурства. Создать такую в прифронтовой зоне просто невозможно, чаще всего им закрывают самые важные объекты/города страны (например, Москва или Киев) или структуру РВСН.

Солянка тактических и оперативно-тактических (потолще) ракет

Солянка тактических и оперативно-тактических (потолще) ракет

Комплексы ПВО создаются в приоритете к воздушным целям, но военные, разумеется, ждут максимально универсальных по возможностям систем, поэтому противостояние Т и ОТ ракетам тоже важно, при этом их намного тяжелее сбить. Высок процент рикошетирования осколков, из-за чего ракета просто сбивается с курса, или при частичном разрушении уцелевает боевая часть.

Но даже перехват не даёт надёжных шансов нивелировать угрозу, что, например, случилось с первым поколением комплексов Пэтриот, которые не смогли справится с саддамовскими Скадами во время «Бури в Пустыне», из-за чего вызвали шквал критики как со стороны военных, так и независимых экспертов, хотя в 2003 году модернизированные комплексы показали уже 100% надёжность. Но и в этом случае речь шла о всего 9 ракетах. Траффик же ракет в текущем конфликте на Украине в десятки раз больше.

Единственной системой, заточенной на противостояние именно ракетам класса земля-земля является израильский «Железный купол», который создавался для прикрытия, в первую очередь, жилых массивов от применения палестинских ракет Кассам, а также противостояния ракетам типа Скад, Точка-У, РСЗО (Град/Ураган) и даже артиллерийским боеприпасам вплоть до миномётов калибра 82 миллиметра.

Пусковая Железного купола

Пусковая Железного купола

По оценкам экспертов, «Железный купол» — лучшая система ПРО малого радиуса в мире, аналогов ей нет ни в НАТО, ни в России, ни в Китае. Но это региональная специфика конфликтов, растянувшихся на много десятилетий. Израильтяне приложили много усилий на её создание. И очень маловероятно, что они таки появятся на Украине и уж совсем невероятно, что их смогла бы купить Россия.

В остальном нужно признать, что ОТ и Т ракеты будут большей частью долетать до нужных целей в этом конфликте. Потому что при длине фронта более чем в 1000 км создать эшелонированную противовоздушную оборону где-либо в прифронтовой зоне невозможно ни для одной из сторон.

Новости партнеров
Новости партнеров