Телефоны
18 апреля 2015, 08:00

Легендарные производители телефонов: исчезнувшие бренды

Производство мобильников — занятие опасное: с тех пор, как эпоха полифонии и первых цветных дисплеев сменилась приходом смартфонов, многие бренды успели исчезнуть из рынка или измениться до неузнаваемости. Сдуваем пыль с архивов и вникаем в историю знаменитых компаний с нелёгкой судьбой.

Производители электроники предпочитают не жаловаться «на самочувствие», поэтому для стороннего наблюдателя внезапный крах брендов с многолетней историей оказывается неожиданным и всегда выглядит одинаково: компания-производитель от скуки, или ещё непонятно почему, останавливает конвейер, после чего привычные и удобные «мобильники» исчезают с полок магазинов навсегда. В действительности, тревожные сигналы начинают исходить из компании загодя, да и бренды практически никогда не исчезают бесследно, а гораздо чаще перед окончательным крахом сменяют владельца или спешно бегут производить что угодно, но только не «мобильники». Разбираемся, каким образом легенды прошлого угодили впросак, и наблюдаем за действиями, которые разрушили международные бренды с многолетней историей.

Siemens

Siemens Mobile успел обанкротиться, побывав в руках у двоих хозяев

Проблемы на рынке сотовых телефонов настигли даже педантичных немцев — в октябре 2005 года руководство концерна Siemens AG решило покончить с производством «сотовых» и выставило  мобильное подразделение на продажу. С этой поры телефоны Siemens прекратили своё существование; активы компании приобрёла тайваньская компания BenQ. Спустя год после поглощения активов Siemens новые владельцы мобильного бизнеса заявили, что производство мобильников с немецкой родословной обернулось для компании серьёзными убытками, а новоявленный производитель BenQ Mobile «идёт ко дну» и единственным правильным решением видится отказ от марки BenQ-Siemens и производства телефонов вообще.

Фанаты немецкого бренда тогда единогласно нарекли BenQ «могильщиком», который использовал новые активы лишь с целью раскрутки тайваньских разработок и собственного бренда в Европе, чтобы потом хладнокровно загубить харизматичный и, казалось бы, прочно стоящий на ногах немецкий бренд. С учётом того, что после «похорон» Siemens телефоны BenQ продолжили своё существование, а затем «упокоились» окончательно, такие трактовки выглядели убедительно. Однако, спустя годы ситуация уже выглядит не столь однобоко.

Наших соотечественников, вероятно, очень удивит информация о том, что почитаемые на просторах СНГ «мультимедийники» Siemens от 60-й серии и выше не снискали популярности за границей. Пока мы беззаботно обменивались рингтонами через ИК-порт и дивились площади изображения в Siemens CX65 (поистине — фаблет своего времени), за рубежом усилиями контент-провайдеров в мобильники проникал аудиоформат MP3, который новые Сименсы не поддерживали.

Siemens CX65 — «смартфон» в руках энтузиаста; стильная, мощная и «глючная звонилка» по мнению простых пользователей

Причём, не поддерживали в основном из-за того, что бренд поскупился на лицензирование у разработчиков кодека (соотечественников Siemens, кстати) — команды MPEG. Энтузиасты с помощью java2me и нецензурной лексики внедряли в «топ-модель», Siemens S65 поддержку MP3 путём установки дополнительного приложения, и, всё же, во времена, когда рынок наводнили телефоны с поддержкой карт памяти ёмкостью до 1 Гбайт включительно, править ошибки разработчиков или конвертировать файлы вечерами за ПК уже никто не хотел.

Кроме того, Siemens отчаянно экономили на разработке смартфонов, отчего многие модели получались «сырыми» и требовали самостоятельной доработки силами энтузиастов. Это сегодня «кривые руки» программистов легко компенсируют оперативные исправления к прошивкам и автообновление системы в смартфонах — в старые добрые времена недоработки в мобильниках становились их «родимым пятном» и исправлению практически не подлежали.

Поэтому «глюки» сравнительно недорогого Siemens C62, в котором чип Sony Ericsson обернули наспех сделанной прошивкой, раздосадовал экономных покупателей — до этого момента считалось, что в устройствах такого класса и сбоить-то нечему. А энтузиасты обозлились на урезанные в сравнении с 55-й серией возможности модификации прошивки — прежде трюк с «пересадкой мозгов» от модели среднего класса Siemens C55 в «бюджетник» A55 стал очень приятным плюсом для продвинутых пользователей. В 60-й серии такие трюки были сведены на нет в силу донельзя урезанной платформы A-серии.

Siemens C62 — платформа телефона Sony Ericsson под «немецким соусом»

 После неудач прошлых лет последними успешными продуктами компании стала 65-я серия: «большая тройка из C65, CX65 и M65 выглядела перспективно, однако фамильные проблемы со стабильностью и здесь нивелировали успех немецкого бренда. Телефоны Siemens в этом поколении трансформировались в «орудие энтузиастов»: в ловких руках с помощью патчей можно было регулировать в своих телефонах экспозицию камеры и шаг подсветки дисплея, ставить пароли на файловый менеджер, создавать чёрные и белые списки контактов и «поднимать» программы в режиме многозадачности вопреки заводским установкам. И это — на простых телефонах с 11 МБ памяти!

Только вот обычные пользователи не собирались «проводить евроремонт» в прошивке своего телефона, поэтому ряды ценителей марки поредели, а Siemens отреагировал на такую тенденцию весьма оригинальным способом: продолжил сокращать штат инженеров и тестировщиков, и запустил в серию чуть модернизированные телефоны с индексом x75. Зато в нарождающемся классе смартфонов Siemens практически не присутствовал — дебютная модель компании на платформе Symbian, Siemens SX1, не получила преемника. Кульминацией кризиса в Siemens, пожалуй, является мифическая (мало кто её видел в продаже) модель SXG75, которая смотрелась внушительно «на бумаге», по факту оказалась лицензированным вариантом Motorola E1120 со средой разработки BREW от Qualcomm. От такого «Франкенштейна» руки опустились даже у энтузиастов.

Siemens SXG75 — «предсмертная модель» с начинкой от Motorola

А как же BenQ? Тайваньский производитель оказался не готов к разрухе, которую оставило немецкое руководство, и, по-наивности сиял оптимизмом, говоря о перспективах марки BenQ-Siemens. Когда же оказалось, что имеющиеся разработки беспросветно устарели, а оставшиеся на своих местах «управленцы» не способны предложить выход из ситуации, усилий нового собственника Siemens Mobile хватило на десяток моделей на модернизированной платформе. Затем немецкие активы начали тянуть компанию «ко дну», BenQ объявил немецкое подразделение банкротом и ретировался назад в Азию. Несколькими годами позже, к слову, «развалился» и союз Fujitsu-Siemens, который ранее выпускал замечательные коммуникаторы под управлением Windows Mobile.

Между прочим, передача активов Siemens Mobile компании BenQ не так уж и походила на продажу: немецкий бренд передал новому владельцу производственные мощности и патенты, но сам в это же время обязался прикупить акций BenQ на 50 млн евро и «подбросить» ещё 250 млн евро на интеграцию мобильного подразделения в тайваньский бренд. А всё потому, что массовое увольнение рабочих и процедура банкротства в Германии сулила Siemens проблемы с профсоюзами, судебными исками и дикими размерами компенсаций для уволенного персонала. Но переложить ответственность на чужие плечи не удалось — после того, как BenQ ушёл из Германии, обвиняя Siemens в том, что условия сделки (и денежки в размере 300 млн евро) не были исполнены в полной мере, «разгребать кашу» и отвечать перед немецким законодательством пришлось всё тому же Siemens AG. Занавес.

Ericsson

Исчезновение Ericsson из числа производителей телефонов происходило менее драматично, да и состоялось сравнительно недавно — в 2011 году. Мобильное подразделение шведской компании поглотил бывший партнёр по производству телефонов, Sony: за 1,05 млрд евро японский бренд получил  оставшиеся 50% акций  в союзе Sony Ericsson, попутно избавившись от упоминания бывшего партнёра в названии своих телефонов.

Не сошлись характерами — Sony жаждет власти, Ericsson бежит из мобильной отрасли из-за низкой прибыли

В современной политике такие действия впору трактовать, как «утрату доверия»: у Sony, вероятно, сложилось впечатление, что без полного контроля деятельность Ericsson «наломает дров» в мобильной отрасли, поэтому вместо увещеваний «друзья, вы не правы — давайте-ка  лучше сменим стратегию на рынке» контроль над шведскими активами был установлен по итогам финансовой сделки.

Забавно, что история партнёрства Sony и Ericsson лишь немного не дотянула до десятилетнего юбилея, зато и в начале, и в конце пути обозначилась одним и тем же событием: Ericsson испытывал финансовые проблемы и понемногу упускал рыночную долю. Тем более, что в начале двухтысячных Ericsson не хватало средств для полномасштабной конкуренции с Nokia, а в Sony ощущали, что колоритные японские телефоны «не от мира сего» могут и не получить должного признания на мировом рынке. Поэтому японский бренд предпочёл вложить деньги в европейского партнёра, «приклеить» свой логотип на грядущие модели и время от времени корректировать курс Ericsson ко времени выхода новых продуктов. С 2001 по 2005 год Sony предпочитали не вносить существенных изменений в конструкцию новых моделей, поэтому харизматичный Ericsson T68 и «всенародные любимцы» K300i, K500i, K700i, а затем и K750i создавались практически без участия с японской стороны. Активное продвижение усилиями Sony до этого времени получали лишь смартфоны на базе Symbian UIQ, первым из которых под маркой Sony Ericsson вышла модель P800i с просто «космическими», по меркам 2002 года, характеристиками.

Шедевры совместного труда шведов и японцев

Начиная с модели K750i, Sony улавливает вектор, в рамках которого шведским телефонам следовало бы придать дополнительный «лоск». С тех пор мобильники Ericsson обзавелись аудиотехнологиями Walkman и наработками в фотосъёмке для серии Cybershot. Постепенно роль Sony в разработке новых телефонов росла, пока присутствие Ericsson не снизилось до уровня подрядчика, который, понятное дело, уже был не в состоянии внедрять новые технологии в грядущие продукты. Однако при наличии 50% акций в союзе Ericsson мог выражать своё мнение по любому производственному аспекту, что уже не устраивало Sony, которая из «главного спонсора» превратилась ещё и в основного разработчика новых моделей. Самым «бескровным» и продуктивным решением в условиях разногласий внутри компании стала покупка акций Ericsson и превращение оставшихся активов в часть той самой, японской Sony. Ericsson согласился на продажу акций без каких-либо проблем: предприимчивые шведы осознавали, что в ближайшие годы конкуренция на мобильном рынке усилится, а маржа упадёт. Торговать сетевым оборудованием в таких условиях выглядело более продуктивным бизнесом.

Sony Ericsson Arc S — последний Android-смартфон со шведскими корнями

В 2011 году конкурировать новообразованной Sony Mobile Communications приходилось уже не с Nokia (которая замешкалась с «похоронами» Symbian, задерживала выпуск Meego и вообще не понятно, к чему двигалась в перспективе), а с Apple и Samsung, которые уже тогда были поразительно сильны на мобильном рынке. Нельзя сказать, что за прошедшие 4 года Sony смогла переломить сложившуюся ситуацию — напротив, перспективы мобильного подразделения, ранее преобразованного из Ericsson, выглядят мрачно. Однако сегодня Sony остаётся одним из старейших и наиболее авторитетных производителей телефонов, поэтому, хочется верить, наследие шведско-японского концерна будет жить и радовать нас новинками и впредь.

Nokia

О печальной участи финской компании написано немало материалов в прессе и блогах. Судьба Nokia является красноречивым доказательством того, что соблюдение принципа «работает — не трогай» на телефонном рынке смерти подобно.

Вплоть до 2007 года мобильный бизнес Nokia складывался наилучшим образом: конкуренты «поздней Нокии» находились не в лучшей форме, смартфоны на базе Symbian OS были на пике популярности, а конкурент на ниве «умных телефонов» в виде платформы Windows Mobile пользовался умеренным спросом и был достаточно громоздким для неопытного пользователя.

Однако в январе 2007 года в свет вышла первая модель Apple iPhone, после чего временные рамки мобильной индустрии разделились на «до» и «после». До дебюта Google Android оставалось ещё два года, поэтому производители начали «изобретать велосипеды», кто во что горазд. Все ожидали, что Nokia, лидер телефонного рынка, «достанет из широких штанин» аналогичные Apple технологии, которые просто ждали своего времени, однако руководство компании предпочло «прибить гвоздями» к уже пожилой версии Symbian поддержку сенсорного ввода, причём на резистивном дисплее. Наиболее убедительным ответом iPhone должна была стать модель Nokia N97 — первый в своём роде мобильный компьютер, как заявляли представители компании. По уровню производительности «железа» и комплектации смартфона современными технологиями модель действительно впечатляла, но качественного магазина приложений и соответствующей смартфону из Купертино плавности работы Nokia добиться не могла. Софт в Ovi Store не снискал популярности у пользователей Symbian, экспериментальная ОС Maemo, воплощённая в модели Nokia N900, нуждалась в активной поддержке со стороны разработчиков и социальных сетей/мессенджеров. Заинтересовать разработчиков с финансовой точки зрения финская компания в те годы уже не могла — пока ресурсы в спешном порядке тратились на апгрейд «операционки» до Meego, пока конкуренты наращивали экосистему и сервисы вокруг себя. Nokia ограничивалась дежурными модернизациями Symbian и резко отрицала саму возможность использования Android в своих устройствах.

Arrows-left
Arrows-right
Reload
1 / 2

Знакомьтесь, Nokia 5800 — убийца iPhone

В итоге, после долгих лет конкуренции между смартфонами под управлением Symbian и коммуникаторами на базе Windows Mobile, свершилось то, о чём многие энтузиасты ранее и помышлять не могли — в 2011 году Nokia объединилась с Microsoft для выпуска смартфонов в противовес iOS и Android. После заключения договора о стратегическом сотрудничестве в свет начали выходить смартфоны Nokia Lumia на базе Windows Phone. К сожалению, рынок в те годы уже был плотно набит устройствами на базе Android от известных производителей, а Apple уже без всяких скидок перевоплотился из сомнительного новичка в лидера индустрии. Смартфоны Nokia из лидеров превратились в маргинальные устройства, а разработка гаджетов на базе Symbian и Meego прекратилась.

Как и в случае с Sony Ericsson, за годы стагнации Nokia подрастеряла былую финансовую прочность и нуждалась в денежных вливаниях для разработки новых моделей и развития в целом. Ситуация, впрочем, была решена радикально. Осенью 2013 года мобильное подразделение Nokia приобретает Microsoft за «символические» $7,18 млрд, оставляя за собой право производить новые устройства с логотипом Nokia ещё 10 лет подряд. Мобильные телефоны Nokia, какими мы их помним, с этого момента прекращают своё существование.

Nokia выбрала Windows Phone в качестве главной платформы. Посмертно.

Прошёл ещё год, прежде чем Microsoft приняла решение отказаться от упоминания бренда Nokia в новых смартфонах на базе Windows Phone. Учитывая, что линейка недорогих «звонилок» Asha давно замерла в своём развитии, а производство сверхбюджетных телефонов в планы Microsoft не входит, финский бренд… силами оставшейся команды проектирует планшеты и заказывает их производство компании Foxconn, которая уже много лет подряд занимается сборкой устройств Apple. Вряд ли можно утверждать, что это «ещё та» Nokia, и перспективы возродить крупносерийный выпуск на руинах финской компании тают с каждым днём, однако гаджеты с логотипом бренда-легенды из Финляндии продолжают выпускаться, а значит — надежда еще теплится.

Palm

Разработка устройств для бизнеса по какой-то причине считается «тихой гаванью» в мире производителей мобильных устройств — по мнению наблюдателей, такие гаджеты практически не нуждаются в обновлении, а первоначального распространения деловых КПК будет достаточно, чтобы бизнесмены «подсели» на определённую систему и лишь приносили всё больше прибыли компании год от года. Компания Palm исчезла с рынка мобильных компьютеров даже вопреки 18-летнему опыту производства КПК — серьёзные устройства для бизнес-аудитории были вытеснены обывательскими смартфонами.

Классические КПК Palm и сегодня смотрятся актуально. Плоский интерфейс интересен всегда

Первые карманные устройства Palm вышли в свет в 1992 году и скорее напоминали электронные записные книжки, чем смартфоны. Адресная книга, календарь, заметки с поддержкой рукописного ввода и калькулятор — такой «джентльменский» в девяностых годах был предустановлен в устройствах Palm. Позже к этому списку в ряде моделей добавилась возможность работы с электронной почтой, браузеры и сканеры штрих-кодов.

В «двухтысячных» в активную конкуренцию с Palm вступает «шифрованная-почта-наше-всё» BlackBerry и набирающая обороты Windows Mobile. Более продвинутые с мультимедийной точки зрения КПК на «винде» быстро отнимают рыночную долю у Palm, после чего только за 2005 год продажи компании «просели» на 34%, а самой компании предрекают скорую продажу компании Apple или её конкурентам.

В итоге, в 2005 году компания «прогнулась» под моду и выпустила коммуникатор Palm Treo 700w под управлением Windows Mobile, а затем компания «ушла в себя» и в разработку прогрессивной операционной системы webOS для коммуникаторов нового поколения.

С дуба падали листья ясеня — коммуникатор Palm Treo 700w на базе Windows Mobile

Прошло без малого 4 года, прежде чем едва живой бренд Palm смог обрадовать своих фанатов новой «операционкой» — в начале 2009 года компания представила Palm webOS и смартфон Palm Pre на её базе, после чего новыми разработками компании заинтересовался HP и уже через год выкупил все активы Palm вместе с кодом новой системы.

Многозадачность, сенсорная клавиатура и облачная синхронизация данных в 2010 году выглядела очень свежо, но Hewlett-Packard до последнего момента не могли определиться, зачем они совершили поглощение Palm. В результате свет увидел неоправданно дорогой 9,7-дюймовый планшет HP Touchpad, который должен был стать «визитной карточкой» webOS в серийных устройствах. Цена на планшет варьировалась от 500 до 600 долларов в зависимости от комплектации, из-за чего продажи модели провалились, а HP приняли решение отказаться от выпуска устройств на базе webOS.

HP TouchPad — неудачная попытка конкуренции webOS с iOS

После такого «эффективного менеджмента» HP решили распродать активы Palm по частям. Наработок знаменитого производителя КПК хватило на 1400 патентов для Qualcomm, Smart TV производства LG на основе webOS и «доброе имя», за которое китайцы из TCL Communication выложили круглую сумму. Является ли такой финал повсеместным признанием заслуг компании или «продажей на органы» — каждый волен решить для себя сам.

Комментарии

Загрузка...
Самое читаемое
Загрузка...