Для тех, кто хочет слушать

Матвей Хорошилов, 

Новогоднее приложение к разделу «звук» - обзор некоторых наиболее интересных на наш взгляд альбомов российских и зарубежных исполнителей, вышедших в 2004 году.

Новогоднее приложение к разделу «звук»

LIVING LOUD, Airy, Daisley, Barnes, Kerslake & Morse

LIVING LOUD, Airy, Daisley, Barnes, Kerslake and Morse

Появляясь на свет, младенец оглашает пространство своим криком. Некоторые люди предпочитают и в зрелом возрасте жить громко. Если это матерые солдаты рок-н-ролла, конечно.

Весь цвет хард-рока собрался, чтобы тряхнуть стариной: воспитанник блэкморовской RAINBOW клавишник Дон Эйри, басист Боб Дэйсли, игравший с Оззи, Ингви и опять же с самим Ричи, нынешний диппёпловский гитарист Стив Морс, австралийский вокалист №1 Джимми Барнс и потрясающий барабанщик из URIAH HEEP Ли Керслейк по прозвищу Медведь. Пластинка у звезд получилась на диво энергичной, почти нокаутирующей – так жестко и бескомпромиссно играла RAINBOW, когда ее фронтменом был похожий на беспощадного жидкого терминатора Т-1000 Грэм Боннет. И хотя музыкальная эрудиция великолепных стилистов Морса и Эйри порой и заставляет думать, что мы слушаем вовсе не классический хардешник, а прогрессив заокеанского разлива, Керслейк все-таки расставляет все точки над i.

IF ONLY STONES COULD SPEAK, The Bollenberg Experience

IF ONLY STONES COULD SPEAK, The Bollenberg Experience

Оч-чень симпатичный проект шведа Болленберга, выдержанный в лучших традициях  классических программных сочинений Рика Уэйкмана типа “Короля Артура” или “Шести жен Генриха Восьмого”. Кстати, великий йесовский клавишник принял в проекте благосклонное участие.

Почему благосклонное? Да потому что его шопенистые фортепианные пассажи навевают такую ностальгию по золотым временам, что впору доставать с полок пыльный и бесценный винил. Вообще, ностальгия нынче характерна для прогрессива: все чаще и чаще музыканты обращаются к нетленным образцам арт-рока, созданным в 70-е. Вот и этот шведский проект начала третьего тысячелетия навевает воспоминания не только об упомянутых опусах Уэйкмана, но и о некоторых полуакустических творениях группы JETHRO TULL. Тем не менее, свежесть мелодий и аранжировок позволяет утверждать, что еще не вся музыка написана и сыграна.

CROSBY & NASH

CROSBY & NASH

Двое бывших участников легенды Вудстока, американской группы “Кросби, Стил, Нэш энд Янг”, записали двойной альбом, исполненный мудрости, спокойствия и согласия. А ведь были времена, когда музыканты яростно полемизировали друг с другом даже в своих песнях.

Эта дивная музыка без истерик может быть порекомендована всем тем, кто разочаровался в Марке Нопфлере и ему подобных. Хитов нет. Но общее впечатление от музыки очень сильное и… правильное: песни Кросби и Нэша хотя и дают слушателю полновесный отдых-релакс, но всё-таки время, потраченное на их прослушивание, нельзя считать убитым.

ONE WAY OUT, The Allman Brothers Band

Самое дорогое у человека – это жизнь. И прожить ее нужно было в 60-е годы, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые 80-е, и чтобы не жёг позор за подленькие и мелочные 90-е. Вот.

Знаменитые психоделические концерты 60-х, описанные в книге Тома Вулфа “Кислотно-прохладительный тест”, проходили следующим образом: обкуренные и обдолбанные музыканты выходили на сцену и начинали играть, а обкуренные и обдолбанные зрители в восторге на сцену лезли, чтобы поучаствовать. Граница между исполнителем и слушателем исчезала, и все сливались в одном  Большом Джеме.

Сегодня, когда группа “Благодарный мертвец”  уже не может считаться действующей легендой психоделики  в связи со смертью своего лидера Джерри Гарсиа, “Братья Оллман” остаются единственным реликтом той эпохи, когда  концертные гитарные соло протяженностью в 15 минут не считались самозабвенными выходками – это было в порядке вещей.  Так действительно было.

НОЧНОЙ ЗВОНОК, Валерий Леонтьев

НОЧНОЙ ЗВОНОК, Валерий Леонтьев

Пожалуй, Валерий Леонтьев – самый великий отечественный эстрадный певец за последние четверть века. Вот только последнее время композиторы (к г-ну Чернавскому особые претензии!) не шибко балуют его ярким песенным материалом.  Но и даже из того, что попадает в его распоряжение, певец умудряется сделать парочку пристойных  хитов –  элегическая “Рыжая девочка”, например, или  грустно-беззаботная  “Ветер знает”.

Внимания заслуживает также боевик “Королева Шантеклер”, написанный гитаристом группы Gorky Park Алексеем Беловым на слова Ольги Кормухиной (Помните такую рок-диву?). Остальные треки представляют собой весьма добротный продукт, намеренно аранжированный под «дискотеку 80-х» – продюсеры точно прицелились в определенную возрастную категорию слушателей, успешно переживших кризис среднего возраста и уже вплотную подошедших к своей первой ностальгии. Одним словом, очень гуманная пластинка. В смысле, душевная.

ВЕТЕР В ГОЛОВЕ, Сергей Трофимов

ВЕТЕР В ГОЛОВЕ, Сергей Трофимов

Среди бесчисленного шансонного сброда Трофим – белая ворона, и его песни заслуживают повторного прослушивания. Если бы он был гордый, то играл бы он клубную музыку, типа той, что играет арбенинское “Зимовья зверей”. Но Трофим не гордый. Нет на нём этого самого греховного из всех грехов.

А еще Трофим умный и остроумный. И тексты его песен без особых натяжек можно считать поэзией. И где-то даже проглядывает Саша Черный. Особенно, если песенка грустная.

АТАКА, Линда

АТАКА, Линда

Теперь Линда не поет песни толстяка Фадеева: большой Макс предпочел талантливой взрослой певице пубертатную “Фабрику звезд”. Линда аскетично пережила такое продюсерское коварство, и жалостная когда-то музыка бывшей “вороны-марихуаны” стала теперь разящей, словно самурайская сталь в беспощадных руках Умы Турман.

Песни на альбоме словно иероглифы. Каждая (или каждый?) – сама по себе. Под эту музыку хорошо шагать, бежать или ползти – у нее какой-то естественный, природный ритм и темп. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Вдох-выдох…

Аранжировки модные и эффектные – электронно-этнические. Треть песен принадлежит самой Линде. Ей же принадлежит и “спасибо за участие в Судьбе” крэйзанутой певице Бьорк, с которой Линду связывает нежная творческая дружба.

PROPHECY, Soulfly

PROPHECY, Soulfly

Стоило бразильским трешерам Макса Кавалера лишь на одно деление убавить звук своих ревущих гитар, как сразу стало понятно, что перед нами феноменально одаренные инструменталисты, безупречные стилисты и тонкие аранжировщики.

Действительно, чтобы играть такую плотную и зажигательную музыку, нужно владеть гитарами  на уровне выше среднего. Тем более, если в пьесах совершенно сумасшедшим образом совмещаются, не мешая друг другу, джазовые арпеджио бас-гитары, внезапные всплески фламенко, балканское рондо и интонации любимого всеми бразильцами “самбиста” Жобима. Настоящий трэш-карнавал, которому позавидует и сам маэстро Карлос Сантана. Одна беда – эту музыку нужно слушать на полной громкости.

BREAK AWAY, Chris Norman

BREAK AWAY, Chris Norman

Есть такой жанр – просто хорошая песня. В этом жанре Крису Норману нет равных. Даже Крис де Бург отдыхает.

Новый альбом бывшего лидера “Смоков” сработан в лучших традициях  любимой народной группы, так славно певшей когда-то про иголки и булавки: две быстрых, одна медленная – и так чередуется до самого конца. Никаких новаций, никаких дурацких сюрпризов – все однажды найдено и много раз повторено. Правда, повторено мастерски. Это – как умение красиво курить – даётся от рождения.

SONIC NURSE, Sonic Youth

SONIC NURSE, Sonic Youth

Последние могикане-ветераны альтернативной музыки все-таки могут сочинять столь же изящные мелодии, что и Джон Леннон или Эдриан Белью. Но в самый последний момент, когда дело доходит до записи в студии, кто-то нехороший и вредный путает музыкантам все ноты, и они начинают извлекать из своих гитар пугающие звуки и созвучия.  Слава богу, длится это недолго. Будто пришла медсестра и вколола  ребятам успокоительного.

НЕРВЫ, Черный Обелиск
Гранд Рекордс, 2004

Черный обелиск

Легендарная хард-энд-хэви группа без своего харизматичного секс-символа Анатолия Крупнова чувствует себя хорошо. Также хорошо, как  когда-то чувствовала себя группа DOORS без Джима Моррисона. Даже лучше.

Такое впечатление, что Крупнов с нами: настолько голос и манера пения Дмитрия Борисенкова    идентичны Крупновским. Воистину верно спето было им когда-то: «Да, я остаюсь, чтобы жить».

Новый альбом имеет очень плотный и агрессивный саунд, близкий к американцам SLAYER – на фоне такой отчаянной музыки даже одиозная супер-группа АРИЯ кажется немножко попсовой. И хотя альбом этот и имеет несколько рефлексивное название НЕРВЫ, уверяю вас, что ни какой истерикой здесь и не пахнет – нервы у ребят на самом деле железные.


Автор
Матвей Хорошилов
Теги

Комментарии